Иваново Помнит

Ивановская область

20 Февраля 21:59

Аникин Максим (..1976-11.08.1995)

аникин1

Аникин Максим Михайлович .Родился в 1976 году. Призван в армию Советским РВК г. Астрахани 17 ноября 1994 года.

Погиб в Грозном 11 августа 1995 года.

На память о солдатской службе.

Хотелось начать эту страничку Книги Памяти рассказом о самом Максиме. Отличном солдате, товарище и заботливом сыне. Но вышло так, что в период подготовки ее в Комитет солдатских матерей области пришло письмо от его матери — Евгении Тимофеевны Гундаревой. Нельзя читать его без горечи обиды, сожаления за таких, как она, вырастивших себе надежную опору в жизни и в одночасье лишившихся ее.

От редакции: Мы оставили это письмо на совести тех, по чьей вине погибли наши сыновья. Оставляем с надеждой, что кто-то услышит голос Евгении Тимофеевны.

Борис Ельцин ответил читателям «Комсомолки», приславшим ему через редакцию 15050 писем с требованием остановить войну в Чечне:

«Каждая строчка в списке убитых и раненых — это моя не утихающая боль».

Здравствуйте.

Пишет вам мама  единственного сына-кормильца Аникина Максима.

Макс был умница закончил рыбный техникум — бухгалтер.

Работал в налоговой инспекции Советского района.

Я не работаю стою на бирже Ленинского района, по профессии экономист, получаю пособие копейки, и до сих пор не получила страховку(_ _ _) на сына.

У меня не оплачена за квартиру за три месяца, если был бы Макс — не просила бы у вас помощи.

Многое можно написать, но так болит сердце от горя, и боли за сына и думаю…

…Наверно, не надо было отпускать сына в армию, чтобы не быть попрошайкой и не просить милостыню, чтобы заплатить за квартиру.

С уважением.  Аникина

аникин2

Чтобы помнили…

Я буду вспоминать сына Евгении Тимофеевны Гундаревой — Максима Аникина. Служил хорошо, любим был товарищами. Защищал слабых. Материнская ладанка, в которую была зашита молитва, не спасла его от гибели.

В телефонном разговоре я оправдывался перед Евгенией Тимофеевной за всех погибших в этой грязной войнушке. Простите нас всех на этой Земле, матери, чьих сыновей мы не уберегли. Если у жены погиб муж, ее называют вдовой. А если у матери погиб сын, кто она? Горе у России.

Анатолий Анатольевич Н., подполковник, Владикавказ.

За убитых и раненых, что значатся в списках, — понятно. А за матерей, что и по сей день мыкаются по моргам в поисках хотя бы останков сыновей? За горе тех, кто потерял единственных кормильцев? За их слезы, за их боль… Борис Николаевич?.. Потому-то и осталась в безверии в справедливость мать Максима, когда обратились к ней с просьбой рассказать о нем.

Из воспоминаний сослуживца Максима Игоря Тамошевского

— Прежде всего выскажу слова благодарности Комитету солдатских матерей области за подготовку Книги Памяти о погибших в Чечне. Эти парни всегда с нами. Память о них священна.

О Максиме.

Призывались вместе. Он был очень умным человеком, хорошим товарищем и солдатом. О таких сегодня молодежь говорит: «Парень никогда не тормозит». Достойно переносил солдатские тяготы.

аникин

Призвали нас в ноябре 1994 года. В Грозный попали в начале июля 1995 года. Курс подготовки к тому времени прошли. Обстановка была напряженная. Добирались трое суток. Ехали колонной через Моздок. В это время создавалась 101-я Грозненская бригада. Она предназначалась для охраны порядка в городе.

Когда ехали, серьезных признаков войны вроде не было. Лишь под Грозным почувствовалось. Сгоревшие танки на обочинах дорог, БМП… И уже в самом городе увидели страшные разрушения. Рельсы закрученные, воронки, пробоины диаметром в 2-3 метра. Прибыли на улицу Фасадную. Это Старопромысловский район. Вокруг много заводов. Разместились в здании бывшей нашей воинской части. Еще советской. Нам местные жители рассказали, что она была в свое время вывезена… Техника осталась, боеприпасы. Все это досталось чеченцам. Часть имущества разграблена. В здании самом — разрушения. Пришлось обустраиваться.

 

Максим подорвался при разминировании. Мина была двойного действия. Она была у него в руках. Это было 11 августа 1995 года.

Умный, сильный был человек. Как-то с ним разговорились, и оказалось, что у нас общие приятели по «гражданке». Красивый… Девчонок за ним много бегало. У него была любимая песня группы «Браво» — «Дорога в облака». Он любил свою маму и свою девушку. Безумно их любил. Сильный психологически, физически, а вот страдал в душе за дом, маму, свою девушку. Он даже не мог порою скрывать свои страдания. Скучал. Сильно.

Иметь такого друга, как Макс, — это, наверное, удача в жизни. Он был надежным человеком.