Иваново Помнит

Ивановская область

23 Февраля 20:54

Басс Сергей (..1977-09.05.2002)

Басс Сергей Васильевич, 1977 г.р., ст. лейтенант, помощник начальника продовольственной службы.

Людмила БАС, вдова гвардии старшего лейтенанта Сергея БАСА: «4 мая мы отпраздновали полтора года совместной жизни, а 14-го у меня был день рождения… Немного мы прожили, Сергею 25 лет было, мне — 21. В 2000-м нас познакомила моя подруга — она встречалась с его лучшим другом. В конце апреля познакомились, а уже 4 ноября поженились. Любовь с первого взгляда, наверное. В том году Сергей вместе с братом-двойняшкой Димкой окончил Вольское училище тыла, поехал служить в Астрахань и вдруг появился на мой день рождения — в черной форме, красивый, с большим букетом роз… Наши родители сразу поняли, что дело к свадьбе, радовались. Сергея перевели в Каспийск, я окончила техникум и сразу согласилась ехать в Дагестан. Отец был после инфаркта и боялся отпускать меня сюда. Мы, как могли, успокоили его, говорили, что они с мамой будут приезжать к нам на море. Но папа так и не побывал у нас — он умер от второго инфаркта в декабре прошлого года, ровно за полгода до взрыва. Хоть и всего 1958 года рождения. Я думаю, он все равно не пережил бы смерть зятя — они были большими друзьями… В Каспийске мы первое время остановились у брата Димки, привезшего свою семью чуть раньше и снимавшего квартиру. Потом четыре месяца жили в санатории «Чайка», а в марте 2001 года нам на две семьи выделили двухкомнатную квартиру в офицерском доме. Сергея назначили помощником начальника продовольственной службы бригады, я окончила курсы телеграфистов и стала работать на узле связи. Жаль, но детьми нас Бог не наградил. 28 февраля этого года я рожала двойню. Мальчик появился на свет уже мертвым, а девочка прожила всего три дня… От горя у меня немножко повредился рассудок. Если бы не Сергей, не знаю, что было бы. Полностью я оправилась только к 4 мая… В мае мы собирались в отпуск, но пришлось остаться из-за ревизии. 9-го утром мы с Таней и Дашей были на площади, смотрели на оркестр. Сергей довольно высокий, я маленькая, поэтому я его увидела в строю, а он нет. …Сначала я подумала, что салютуют проходящей колонне. Но повалил густой дым, началась ужасная паника. Все побежали и закричали: «Взрыв! Бомба! Ложись!» Я оставила Таню с ребенком у Вечного огня, а сама кинулась к месту взрыва. Мужа я увидела сразу. Он лежал весь серый от пыли, и у него не было ноги… Поднимаю глаза — передо мной раненый Димка, что-то говорит. Не сразу поняла, что он требует помочь. Мы стали накладывать жгут на ногу Сергею — Димка порвал свою тельняшку. Мужа увезли на маршрутке. От страшных криков и воя кругом я просто оглохла. Медленно перешла площадь, сказала Тане, что Дима жив. Она меня дергает, плачет, Дашку трясет… Домой не зашли, боялись, что дом заминирован. Таня куда-то ушла, я стою во дворе. Охранники, соседи на меня косятся, шушукаются, а я молчу. Вдруг подходит какой-то полковник, берет за руку: «Жена гвардии старшего лейтенанта Баса, успокойтесь!» А я и так спокойна, как удав. Стою себе, никому не мешаю. Потом кто-то меня домой отвел, разул, положил на диван. Пульт под головой лежал, я включила телевизор — там какой-то праздничный концерт шел. Так и сидела весь день. Сразу после 40 дней мужа было полгода со дня смерти папы, поэтому я вернулась в Каспийск только в конце июня. В Дагестане я ни за что не останусь. Слишком многое напоминает о том времени, когда у нас с Сергеем все было хорошо…».