Иваново Помнит

Ивановская область

23 Февраля 20:55

Бохан Сергей (..1970-09.05.2002)

Бохан Сергей Анатольевич, 1970 г.р., ст. прапорщик, техник мед. роты.

Светлана БОХАН, вдова гвардии прапорщика Сергея БОХАНА: «Сережа всегда хотел служить в морской пехоте. Романтиком был, но не пустоголовым мечтателем. Мы оба из города Вилейка в Белоруссии, и встретились как обычно — на дискотеке. Он в 91-м году вернулся из армии, я его сразу приметила. Высокий — 189 сантиметров, накачанный, интересный парень. Во мне метр 80, и я сразу подумала: красивой парой будем. Еще в нем понравилось то, что он был не нахальный и не развязный, а очень спокойный. Стоял скромно у стенки, на танцующих смотрел. Я дождалась белого танца и сама пригласила его… У нас все произошло стремительно — в апреле познакомились, в июне подали заявление в загс, в августе поженились. В 93-м году он пошел служить по контракту в воинскую часть под Минском. Я была не против — у него дядя полковник, у меня в родне много военных, мне не привыкать к служивым. К тому же форма очень шла Сереже. В 94-м он уехал служить в полк связи в Североморск. Мы граждане России, поэтому никаких проблем с переводом не было. В феврале того же года у нас родился сын Максимка. В Североморске Сергей окончил школу прапорщиков и вызвал нас к себе. Нам дали теплую и просторную квартиру. Как я радовалась, что свой дом есть! Устроилась на работу в часть, ребенка отдали в детский сад, появилось много друзей, подруг. Все было замечательно… В 2000 году появилась возможность перевестись в морскую пехоту, и Сережа тут же написал рапорт. Мы прекрасно знали об обстановке на Северном Кавказе, и мне было не по себе. Думала, тут на каждом углу боевики, стрельба. Муж приехал в Каспийск в июле, позвонил мне: «Матушка, не слушай, что в новостях про Дагестан говорят, здесь хорошо!» Через месяц приехали и мы с Максимкой. В августе прошлого года мы отмечали 10 лет со дня свадьбы, и я видела, что чувства Сергея ничуть не притупились за эти годы. Юбилей отмечали на природе, сделали шашлыки, купались. Все было здорово, и мы гадали, где отметим 20-летие. Сережа говорил про Дальний Восток, я хотела поближе к дому, а наши друзья, тоже семейная пара, сказали: «Нет, лучше оставаться в Каспийске!». Утром 9 мая муж встал рано, напевал «День Победы», пока брился. 9 мая мы всегда хорошо отмечали — и в Белоруссии, и на Севере, и здесь. В Вилейке это вообще самый главный праздник, у нас в роду все воевали, многих убило. Поэтому Сережа интересовался Великой Отечественной, читал Быкова, Васильева… И ушел на парад в хорошем настроении, напевая. Мы с сыном пришли на площадь к 9 утра, посмотрели, как красиво оркестр дефилировал, не хуже, чем на Красной площади маршируют и перестраиваются. Я Сережу сразу углядела, он ведь высокий, в первой шеренге шел. Народу вокруг площади много было, стояла веселая суматоха — музыка гремит, взрослые детей на плечи берут, руками машут, шариками. Максимка как ни тянулся, так и не увидел папу в последний раз… Бригада во главе с оркестром уже свернула на центральную улицу, а я заболталась с приятельницей, стоя у трибуны. Наверное, это и спасло нас. …От взрыва все оцепенели. Первая мысль была: почему салют? Ведь не собирались? А тут с улицы повалил черный-черный дым, люди вокруг бешено закричали, пригнулись, кто-то упал на горячий асфальт… Я рванулась к месту взрыва, но Максимка заплакал: «Мама, я боюсь!» Я посадила его на стульчик в кафе и побежала одна. Там уже ставили оцепление, и вся улица была залита кровью… У Сережи была разбита голова, но я узнала его именно по волосам. Всех — живых и мертвых — стали грузить в маршрутные такси. Привезли в городскую больницу, врачи и медсестры сами бегали, как сумасшедшие, кричали, толкались, путались. Они тоже были в шоке… Потом я узнала, что у мужа не было шансов выжить: оторвало обе ноги, было открытое ранение в голову. Молилась ли я перед операционной? Не помню. Вряд ли я о чем-то могла думать…».