Иваново Помнит

Ивановская область

25 Сентября 20:21

Валеев Рустам(15.01.1965 — 07.12.2000)

Валеевы, жизнь и судьба…

Константин РАЩЕПКИН, «Красная звезда».


Под этот Новый год майора запаса Альфреда Валеева пригласили в штаб ВДВ. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов и командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Георгий Шпак вручили ему орден Мужества — орден, которым посмертно наградили другого майора — десантника, его сына Рустама.

…ЗА ДВАДЦАТЬ пять лет службы семья Валеевых поменяла около десяти гарнизонов. Бытовые условия в той же Монголии или на Чукотке не были самыми лучшими, но Рустам с детства решил, как отец, стать военным. По-другому, наверное, и быть не могло. Мальчику нравилась армия — отец брал его с собой на построения, стрельбища, когда вел солдат в кинотеатр. «Папа, я обязательно буду военным», — сказал шестилетний Рустам, когда отец впервые дал ему пострелять из автомата Калашникова.
А вот стать десантником Рустам решил уже в Калининском суворовском военном училище.
— ВДВ, сынок, это очень серьезно. Это ведь не кино, — тщетно пытался отец отговорить сына от «крылатой пехоты». Но Рустам настоял на своем. «Здесь, папа, я нашел настоящих друзей, а ВДВ — это мое», — писал он домой из Рязанского десантного.
Одновременно Валеевым довелось прослужить год. Сын, получив в 86-м лейтенантские звездочки, уехал в Прибалтику. Отец свой последний офицерский год служил в Воронеже.
Офицерское становление, как, впрочем, и большая часть службы Рустама, прошло в учебном центре Воздушно-десантных войск. Пожелтевшие страницы дивизионной многотиражки «Отважный воин» запечатлели рассказ о первых шагах офицера Рустама Валеева. Даже из небольшой статьи корреспондента «дивизионки» лейтенанта Пяткова о том, как Рустам работает с сержантами, видно, каким большим был все время для Валеева-младшего авторитет отца. Статья так и заканчивается: «На всю жизнь запомнил Рустам Валеев слова отца о том, что у офицера перед солдатом есть только одно право — учить и воспитывать…»
Альфред Габдулхаевич вспоминает их разговор, когда Рустам был уже капитаном, а учебный центр ВДВ переехал из отделившейся Литвы в Омск:
— Как, Рустам, ты работаешь с личным составом? — спросил он тогда.
А потом на тетрадном листке мелким почерком расписал все, чему научила его двадцатипятилетняя служба.
— Пока, Рустам, каждого солдата не изучишь, не поймешь, чем он жил до армии, не запомнишь его имя-отчество — ничего не получится.
Но представления самого Рустама об офицерском долге оказались шире наказов отца.
— Во время первой и особенно второй чеченской кампаний Рустам болезненно переживал, что служит в «учебке», а не в боевой части, — вспоминает отец. — На вопрос о том, как дела, он с каким-то чувством ущербности всякий раз отвечал, что «дела — в Чечне, а мы — «учебка».
ЭТО БЫЛО его решение. Его выбор. Когда после освобождения Грозного война шагнула в чеченские горы, майора Валеева перевели наконец в разведывательный полк ВДВ.
Альфред Габдулхаевич не может вспоминать ту их летнюю встречу в своем подмосковном доме без слез:
— Смотрели какой-то документальный фильм о Чечне. Гляжу, у Рустама скулы ходуном ходят. А потом, когда вышли на огород, сын говорит: у нас тут рай, папа, а ребята там гибнут…
В августе Рустам наконец перевез к месту новой службы семью — жену и двух дочерей. А в октябре уехал в Чечню.
7 декабря под Киров-Юртом майор Рустам Валеев погиб…
Через год, встретившись с одним из его солдат — Николаем Пьяных, майор Альфред Валеев расспросит того о последнем дне сына.
…Две разведгруппы отряда выполняли боевые задачи в горах. В лагере в тот момент из офицеров был лишь начальник штаба — майор Валеев. Когда поступила команда, что в Киров-Юрте Басаев, которого надо взять, Рустам посадил оставшихся солдат на два БТРа. Впереди сидел он сам.
…Валеев-старший показывает одно из первых лейтенантских писем Рустама. Восхищаясь суровым духом и гвардейским укладом «крылатой пехоты», сын делился с отцом сокровенным — пятью неписаными принципами десантников, к которым он прикипел всей душой. Два из них звучат так: «Десантники ведут бой даже тогда, когда другие считают его проигранным», «Десантники не умирают — они улетают и не возвращаются»…
Не вернулся из первой и последней своей чеченской командировки и майор Валеев. «Мощный взрыв и больше ничего», — вспоминал очнувшийся уже в Ростове солдат Николай Пьяных.
На похоронах Рустама Валеева было очень много его друзей. По Суворовскому, по Рязанскому десантному, по Прибалтике и по Омску. В такие моменты, наверное, как никогда понимаешь, каким же он действительно был человеком.
— Терпения вам, большого терпения, — выразил соболезнование отцу и матери Рустама Забире Сахиуловне командующий ВДВ генерал-полковник Георгий Шпак.
Альфред Габдулхаевич был тронут теплотой командующего — не каждый генерал придет проводить в последний путь своего солдата. Тогда Валеев-старший еще не знал, что в первую чеченскую Георгий Иванович также потерял сына — Олега…
О могиле и памятнике майору Валееву позаботились полк и друзья Рустама во главе с Эриком Гайнутдиновым.
Переживший сына отец никого не винит в том, что случилось. Сын был солдатом и погиб как солдат. А еще теперь точно знает отец солдата: десантники не умирают — они улетают и не возвращаются. Так написано и на памятнике майору Валееву -младшему.

 

На снимке: отец и сын Альфред и Рустам ВАЛЕЕВЫ. 1986 г.