Иваново Помнит

Ивановская область

22 Февраля 19:56

Гибель 8-й парашютно-десантной роты 217-го гвардейского ПДП 98-й ВДД (18.10.1989)

8 рота

«Синяя птица падала в море.
Синяя птица с пробитым крылом…»
Ансамбль «Голубые береты»

18 октября 2011 года исполняется 22 лет со дня трагической гибели 8 парашютно-десантной роты 217 пдп.
За 20 лет мир изменился. Нет больше СССР. Нет партии и комсомола. Нет Советской Армии. Сменилось поколение. У молодежи в жизни, казалось бы, уже другие ценности. Но есть в жизни то, что не может изменить ни время, ни общественно-политический строй, ни очередная пропагандистская кампания по «заклеймению» чего-то и кого-то. Это те ценности, на которых стояли и будут стоять воздушно-десантные войска.
Честь.  Долг.  Братство.

Только через 20 лет начинаешь понимать, какую роль сыграли ВДВ в конфликте в Закавказье в 1988-1990 г.г. и благодаря чему Советское Закавказье не стало «югославским вариантом». И только развал Союза дал толчок к обострению конфликтов армян с азербайджанцами, грузин с абхазами и осетинами, которые не разрешены до сих пор.

Начало резкой эскалации межнациональных конфликтов было положено 27-29 февраля 1988 г. в Сумгаите, где за один день было убито более полусотни жителей армянской национальности.
Оттуда конфликт распространился на Нагорный Карабах. Туда были введены внутренние войска, но они не смогли взять под контроль ситуацию. Настала очередь воздушно-десантных войск.

8 парашютно-десантная рота в составе 3 пдб 217 пдп принимала участие в наведении конституционного порядка в Закавказье с марта 1988 года.
Уже стерлись из памяти конкретные даты, но рота выполняла задачи по поддержанию порядка в марте 1988 г., находясь в учебном центре недалеко от Армянской АЭС, в июле-августе 1988 г. – в Степанакерте (Нагорный Карабах), в 1988-89 г.г. в Ереване (Армения), в 1989-1990 г.г. Баку (Азербайджан). Выполняемые задачи – охрана объектов, патрулирование, противодействие противоправным действиям, осуществление «комендантского часа» в ночное время.
В то же время подразделения продолжали заниматься боевой и политической подготовкой, обслуживанием и ремонтом техники.
Особенно впечатляло местное население занятия рукопашным боем в составе подразделений и исполнение строевых песен. А состояние воинской дисциплины просто шокировало «местных» офицеров и прапорщиков. Ереван впервые увидел солдат, которые не берут взятки при осуществлении комендантского часа, и выполняют приказ своих командиров, не взирая на лица. Так, Председатель Совета Министров АрССР, после остановки на посту в районе пл. Ленина в Ереване, пешком пошел за пропуском.
Те же задачи выполнялись в период, предшествующий трагедии 8 роты.

После завершения выполнения заданий в г. Баку, полк возвращался в пункт постоянной дислокации – г. Болград. Из Баку до аэродрома «Насосный» (р-н г. Сумгаит) полк совершил марш на своей технике.
Наш батальон последним из полка вылетал с военного аэродрома «Насосный». Вылетала последняя десятка Ил-76. В первом борту вылетала 8 рота, точнее управление и два взвода, (в т.ч. КР к-н Зорев, замполит роты л-т Бородулин, командиры пдв л-ты Петров, Резниченко, старшина роты пр-к Арсенов и 38 солдат и сержантов), с 3 взвода связи (упр. пдб) ефр. Кульбицкий, с РМО повара – пр-к Гуров и с-т св. сл. Ревенко, водитель Газ-66 и повар «срочники» – Байков Г.К. и Пастухов М.М., а так же врач 2 пдб л-т Ковригин. На борту было 2 БМД и ГАЗ-66.
Итого с 217 пдп – 48 человек. Экипаж Ил-76 – 7 человек и 2 «наземника», хотели слетать из Арциза в Болград  через Баку. Всего 57 человек…

Двигатель загорелся на взлете. Возможная причина – разрушение подшипника в двигателе (двигатель был из капремонта), осколками были перебиты система пожаротушения и топливные шланги. Командир борта пытался посадить борт на запасном аэродроме на грунт, но ему дали команду возвращаться на основной. Он разворачивал борт над морем, но не дотянул до берега 1,5 километра и горящий борт упал в море.

Вылеты прекратили, второй взлетевший борт посадили. Нас в 3-м тормознули на взлетке.
Через 2 или 3 дня батальон вывезли на Ан-22.
Офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты 8 парашютно-десантной роты до конца выполнили свой долг перед Родиной.
Благодаря их усилиям в течение трех лет не разгорелся межэтнический конфликт в Закавказье. Не было массовых убийств, издевательств, грабежей, покинутых домов, беженцев… их подвиг навсегда остался в наших сердцах.

Командующий ВДВ РФ Шпак Г. И. в своей книге «70 лет Воздушно-десантным войскам России» так пишет о тех днях:

 

«На второй день после прощания с боевыми однополчанами, командир 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии В. Востротин объявил конкурс на должность командира 8-й парашютно-десантной роты.
30 человек сразу же выразили готовность взять на себя тяжёлую ношу, ведь рота была на виду у ВДВ и всей страны. Предпочтение отдали командиру разведвзвода ст. лейтенанту Аркадию Дадыко. Командирами взводов назначили молодых выпускников училища — лейтенантов С. Конина и А. Тягачева. Затем начался набор солдат и сержантов. Это было труднее, т.к. отбоя не было от просьб о переводе. Вынуждены были учитывать самые «веские и убедительные».

Рядовой А. Гашин, пулемётчик, занял место в боевом строю своего товарища — рядового А. Кучкарова. Узнав об этом, родители Кучкарова назвали Александра своим сыном. Пулемётчик рядовой А. Рузиматов дал клятву родным Вахидова и Солиева, что выполнит с честью долг в отделении, где служили их сыновья. При выносе Боевого Знамени гвардейской части состоялось посвящение в десантники Павла Хазова, пожелавшего добровольно заменить в боевом строю своего погибшего старшего брата Александра. Павел попал служить в танковые войска, но рапорт о его переводе в ВДВ командующий войсками удовлетворил. По десантному ритуалу Хазову-младшему вручили десантное обмундирование и гранатомёт с выгравированными на нём словами: «Оружие имени кавалера ордена «За личное мужество» Хазова Александра Юрьевича».

Так возрождалась рота о которой в полку создали песню:

«Восьмая погибла,
Восьмая живёт!
И слава гвардейцев
Ввойсках не умрёт!..»

По инициативе и при участии командующего ВДВ В. Ачалова родные и близкие погибших совершили перелёт к месту гибели десантников, где им вручили ордена «За личное мужество(посмертно)»
Затем они перелетели в г. Болград, в ставший им родным, полк и роту. Сейчас в этом городе сооружён памятник погибшим десантникам.
«

 

Командир 8 роты Николай Зорев . Это в Степанокерте июль 1988г. (Зорев слева)

Памятник в г.Болграде

Памятник в г..Болграде
Памятник 8 роте стоит в Болграде (построен на пожертвования и деньги ЦК ВЛКСМ). На кладбище в Болграде похоронены Зорев, Бородулин, Гуров, Ревенко и неопознанные останки: шесть могил на семь человек. По-моему, в Виноградном (рядом с Болградом) похоронен пр-к Арсенов. Остальных развезли на «Черных тюльпанах».
Есть памятники в расположении 217 пдп в городе Иваново (Россия) и на Украине в расположении 25 вдбр в пгт. Гвардейское Днепропетровской обл.

фото октябрь 2007 года, вечная память. Их неопознали,но они вместе навсегда.

памятник Зорева Николая- командир 8 роты

Вырезки из газет….

ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЕННО

ВТА: (Экипаж борта №76569)
ст. лейтенант Евгений Андреев (старший борттехник)
прапорщик Александр Андрияш (старший воздушный стрелок)
ст. лейтенант Валерий Вологин (помощник командира корабля)
майор Юрий Гавриков (начальник связи полка)
ст. лейтенант Алексей Гашимов (старший техник группы обслуживания)
подполковник Фасхаддин Закиров (штурман полка)
полковник Александр Калмыков (командир корабля (командир полка ВТА))
майор Игорь Краюхин (инженер полка)
ст. лейтенант Александр Пестерев (борттехник по авиационно-десантному оборудованию)

8-я рота 217-го ПДП:


гв. рядовой АБАЗОВ Руслан Исаевич


гв. рядовой АНАНЧЕНКО Владимир Сергеевич


гв.прапорщик АРСЕНОВ Юрий Николаевич


гв. рядовой БАЙКОВ Геннадий Константинович


гв. рядовой БАЙКОВ Сергей Юрьевич


гв. рядовой БОЛТУШКИН Максим Владимирович


гв. лейтенант БОРОДУЛИН Евгений Николаевич


гв. рядовой ВАСЮЧКОВ Олег николаевич


гв. рядовой ВАХИДОВ Гиесидин Джамалович


гв. рядовой ВОРОБЬЕВ Вадим Владимирович


гв. ефрейтор ГАЙДАЙ Владимир Викторович


гв. ефрейтор ГАЛИВЕЕВ Ильдар Маильевич


гв. прапорщик ГУРОВ Александр Петрович


гв. рядовой ЖУКОВ Юрий Александрович


гв. мл. сержант ЗАРИПОВ Ильдар Мазгарович


гв. капитан ЗОРЕВ Николай николаевич


гв. ефрейтор ИСЛАМГУЛОВ Рамиль Варисович


гв. лейтенант КОВРИГИН Дмитрий Орестович


гв. рядовой КУЗНЕЦОВ Игорь Геннадьевич


гв. ефрейтор КУЛЬБИЦКИЙ Валерий Владимирович


гв. рядовой КУТЛУГУЗИН Руслан Яхиевич


гв. рядовой КУЧКАРОВ Адхамжон Тошмирзаевич


гв. рядовой ЛАКОВ Юрий Николаевич


гв. рядовой МАГОМАДОВ Чингизхан Мухарбедович


гв. ефрейтор МАЧИТИДЗЕ Владимир Гавиевич


гв. мл. сержант МЕРЗИЛКИН Олег Владимирович


гв. старшина МОРОЗОВ Николай Георгиевич


гв. рядовой МОРОЗОВ Станислав Владимирович


гв. рядовой МОСТОВСКИЙ Валерий Станиславович


гв. сержант МОТУЗКА Виктор Леонидович


гв. рядовой ПАСТУХОВ Михаил михайлович


гв. лейтенант ПЕТРОВ Сергей Витальевич


гв. рядовой ПУЗИКОВ Павел Алексеевич


гв. мл. сержант сверхсрочной службы РЕВЕНКО Вячеслав Семенович


гв. рядовой РЕЗНИК Мурад Реджепович


гв. лейтенант РЕЗНИЧЕНКО Игорь Анатольевич


гв. рядовой РЫБКО Сергей Михайлович


гв. рядовой СВИНИЦКИЙ Станислав Викторович


гв. рядовой СОЛИЕВ Фазлиддин Сайдалиевич


гв. рядовой СТРЕЛЕЦКИЙ Игорь Алексеевич


гв. мл. сержант СУСЛОВ Владислав Николаевич


гв. рядовой ТЕРЕХИН Сергей Владимирович


гв. ст. сержант ТРОХАЛЕВ Виталий Викторович


гв. рядовой ХАЗОВ Александр Юрьевич


гв. мл. сержант ЧУГАЙ Сергей Викторович


гв. рядовой ЧУЙКИН Владислав Владимирович


гв. ст. сержант ШЕВЧЕНКОВалерий Александрович


гв. ефрейтор ЯПРЫНЦЕВ Сергей Михайлович


источник и с сайта voiska.ru

18 октября 1989 года с авиабазы <Насосная>, что находится недалеко от Баку, один за другим взлетали ИЛ-76, унося выполнивший свою задачу десант домой. В шестнадцатый по счету самолет, борт № 569, загрузалась 8-ая рота 217 ПДП из Болградской дивизии. Самолет взмыл в небо.
Во время набора высоты воздушный стрелок Александр Андрияш по внутренней связи сообщил о возгорании одного из двигателей. Тот час же была задействована система аварийного пожаротушения, командир борта Калмыков принял решение вернуться на аэродром, с которого только что взлетели. Во время разворота и последующего снижения старший бортовой техник Евгений Андреев раз за разом пытался активировать систему пожаротушения. Он не знал, что в результате микровзрыва разлетевшиеся лопасти турбины перебили не только топливные шланги, спровоцировав пожар, но и разрушили управление системой пожаротушения. Все попытки экипажа справиться с огнем были заранее обречены на неудачу.

До спасительной взлетно-посадочной полосы оставалось еще несколько километров, когда уже вся плоскость крыла была объята пламенем. Отвалился и упал в море разрушенный двигатель. У летчиков, конечно, были с собой парашюты. Несмотря на малую высоту, они могли попытаться покинуть борт и спастись. Но десант был без куполов. О том, чтобы бросить десантников, не могло быть и речи, летчики продолжали бороться за свои и чужие жизни.
Несмотря на самоотверженные действия экипажа, не в их силах было удержать самолет в воздухе. Ослабленная огнем конструкция крыла начала разрушаться, Ил-76 резко накренился и рухнул в воду. Самолет упал на мелководье, с берега были хорошо видны хвост и часть фюзеляжа. Тут же снарядили катера и моторные лодки. Но штормовой северный ветер поднимал огромные волны, у спасателей ни разу не получилось даже подойти к остаткам самолета, среди которых надеялись обнаружить живых. После нескольких неудачных попыток, когда уже совсем стемнело, спасательную операцию прекратили.
В момент падения в самолете находились 48 десантников 8-ой роты, многие из которых были без пяти минут дембеля, 2 человека из наземных служб аэродрома и 7 членов экипажа Ил-76. Всего погибло 57 человек. ВДВ и ВТА до последнего мига оставались вместе.

Братишки-десантники, вот статья в газете «Сын Отечества» №121 понедельник, 23 октября 1989 г.
цитирую:
Сегодня номер газеты мы посвящаем памяти воинов-десантников, трагически погибших в авиакатастрофе.
К большому сожелению из-за сжатости газетных полос, мы не можем рассказать подробно о всех и каждом, хотя это они заслужили. Но родные и близкин тех, кто преждевременно ушел из жизни, знайте, они честно выполняли свой воинский долг перед Родиной, ими мы гордились и будем гордиться. Их имена навсегда останутся в нашей памяти.

Я СКОРБЛЮ
гвардии капитан С. Ворошилов

Когда слышишь траурные вести о массовой гибели военнослужащих — на подводных лодках, кораблях, поездах, машинах, самолетах — всегда замирает сердце. Сразу же представляешь безымянный гарнизон, куда пришла страшная весть. Еще молчат средства массовой информации, родные и близкие не надели траурной одежды, разве что могло кольнуть сердце у матери, отца, жены, и наступить непонятное беспокойство, а в гарнизоне уже вывешены и приспущены флаги с черными лентами.
Скорбь великая посетила нашу часть.
Тяжела ли картина, когда входишь в спальное помещение роты, где на кроватях — таблички с фамилиями погибших, их парадные мундиры, на табуретах — личные вещи, у изголовья — цветы.
Я скорблю, ибо ушли из жизни наши сослуживцы — офицеры, прапорщики, сержанты, солдаты, словом, защитники Родины.
Ушли из жизни командиры, врач, политработник, гранатометчики, автоматчики, радисты, старшины, повара, словом, специалисты.
Ушли из жизни сыновья, отцы, братья, мужья, женихи, словом, мужчины!
Все в готовности, чтобы проводить погибших в последний путь. Проводить целое боевое подразделение… Нет,не целое, ведь остался лейтенант, его взвод, летевший в другом самолете, остались механики-водители, которые занимались поддержанием боевой готовности.
Нет, не погибла рота, она жива! Жива будет скорбь и память наша. И когда ежегодно последними днями осеннего листопада мои дети будут возлагать к братской могиле цветы, они будут знать, что тут похоронены «дяди солдаты!»

КЛЯНЕМСЯ У ТВОЕЙ МОГИЛЫ
гвардии рядовой В. ВАСИЛЬКОВ

-Давай, Слава, заводи и — вперед, а я вслед за вами. До встрече на родной земле.
Эти слова гвардии рядового Геннадия Байкова и сейчас и, наверное, еще очень долго будут, словно набат, отдаваться в моем сознании. Да, именно тогда, в тот страшный черный день я распрощался с Геной и оказалось — навсегда, а ведь мечтали… Да что теперь, наш коллектив опустел, не стало среди нас ротного Васи Теркина, нашего весельчака, а ведь был — душа парень.
Всего полгода отслужил Г. Байков в нашем подразделении, но все прониклись к нему любовью и уважением. И не только за то, что даже в самые трудные минуты Геннадий умел своими оптимизмом поддержать сослуживцев, но и за его деловые качества. Спросите, кто лучше всех водил автомобиль, и вам каждый ответит — конечно же Геннадий. Кто лучше всех знал устройство машины — только Байков. А кто первый прийдет на помощь товарищу, если случилось что-то — снова он.
Так скажите, почему такая несправедливость, почему те, кто стремится делать и делает людям добро, кто готов себя не жалеть, лишь бы другим было хорошо, так рано уходят из жизни? А ведь Геннадий как раз был тем человеком, который нес окружающим радость, отдавал им всю теплоту русской души и ничего не требовал взамен. Правда, командиры наши прекрасно видели твое добросовестное отношение к службе, и знак ЦК ВЛКСМ, сверкающий на твоей груди, был наградой за честный солдатский труд.
Геннадий, дорогой товарищ, мы помнимтебя, и в эту тяжелую минуту, когда сердце наполнено болью утраты, мы присягаем в том, что во всей нашей дальнейшей службе будем равняться на тебя, поскольку ты был человеком, достойным подражания, ЧЕЛОВЕКОМ с большой буквы.

БРАТИШКИ, ВЫ ВЕЧНО В НАШИХ СЕРДЦАХ !
СВЕТЛАЯ ВАМ ПАМЯТЬ…

8 ПДР