Ивановская область

21 Сентября 08:27

Давалов Михаил Николаевич, ликвидатор последствий катастрофы на ЧАЭС


Кавалер медали ордена «За заслуги перед Отечеством», старший лейтенант запаса Давалов Михаил Николаевич, командир взвода.

Родился 14.12.1955 года в деревне Бреняши Шумерлинского района Чувашской АССР. В 1979 году окончил Чувашский сельскохозяйственный институт. По распределению приехал в Рыбинский район Ярославской области.

С 1979 по 1981 год служил в Советской Армии в отдельном батальоне радиационной и химической защиты в качестве химика-разведчика. Старший лейтенант запаса. После армии трудовую деятельность начал в должности главного инженера в совхозе «Путь Ильича» Рыбинского района.

В 1982-1995 гг. работал на Рыбинском заводе полиграфических машин мастером, затем начальником цеха. С

1999 года по 2008 год работал директором ООО «Кедр плюс» по выпуску товаров народного потребления. С 2010 года работает главным инженером ООО «Кедр плюс».

Давалов Михаил Николаевич принимал участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС с 8 июля по 13 августа 1986 года в составе войсковой части 68426 26-й Кинешминской бригады химической защиты Московского военного округа.

Из воспоминаний ликвидатора:

«Призвали как на специальные военные сборы из Рыбинска. Армейская специальность – химик-разведчик. В принципе я уже представлял на что мы идем. Дали неделю на сборы. Так, я первой командой из Ярославской области поехал на ликвидацию катастрофы. Меня определили начальником службы ГСМ батальона. Потом назначили командиром взвода.

Особенно запомнился первый выезд на станцию. Было страшновато. То, что там творилось в то время, трудно сейчас описать. Столько техники и людей трудились на станции и в 30 км зоне. На станции все работали дружно и быстро. Все понимали важность своей работы. А опасность быстро притуплялось, так как ее не было видно. Масштабы разрушения 4-го реактора меня ошеломили. Я видел все очень с близкого расстояния. В первый раз на шести машинах везли ж/б плиты для укладки на землю после снятия верхнего слоя грунта к самому реактору. Там стояли только обшитая свинцом бронетехника и радиоуправляемый кран. Пока разворачивались и выехали назад, минут 15 прошло. А потом я ездил 8 раз старшим группы из 50 человек на крышу 3-го реактора. Хотя положено было на 10 человек одного офицера. Выводил на крышу по 5-8 человек. Предварительно выходил один на крышу и замерял уровень радиации и исходя из этого устанавливал время работы. В каждый выезд мне приходилось выходить на крышу 7-8 раз. Работали от 1,5минут до 5 минут в зависимости от уровня радиации. Основная группа находилась на 20 метров ниже. Пока одни спускались, а другие поднимались, мне все время приходилось оставаться на верхнем этаже. В одном из выходов предотвратил несчастный случай (один из военнослужащих чуть не свалился с 40-метровой высоты вместе с куском битума).

После каждого выезда на крышу у меня все тело горело, как после солнечного ожога. Была такая сухость и горечь во рту, какой- то металлический привкус. А иногда из носа шла кровь. Вся защита на нас была, противогаз и резиновые чулки от ОЗК. А марлевые повязки одевали по дороге на станцию и назад. У нас не было индивидуальных накопителей дозы облучения. Поэтому точных данных облучения ни у кого нет. Получали всегда больше, чем положено по норме. Измерения проводили приборами ДП-5В. Сменной верхней одежды тоже не давали. Ходили и работали в той же самой одежде. Всего 13 раз выезжал на станцию старшим группы. После получения разрешенной дозы, занимался приемом нового пополнения и их размещением.

По дороге в лагерь после работы на станции на каждом КПП останавливались и мыли машины. Но их все равно не пропускали. Машины уже были заражены выше нормы. Иногда приходилось добираться лесными дорогами, минуя посты. То, что получали по дороге, никто не учитывал. Несколько раз проезжали через рыжий лес. Было большое чувство патриотизма и долга. Никто особо не задумывался о своем здоровье. Я считаю у каждого человека разная восприимчивость радиации. И много зависело от образа жизни после Чернобыля. Теперь по прошествии времени закрываю глаза и вижу деревни, через которые проезжали. Жутко было смотреть на безлюдные красивые дома. Столько было яблок, груш, сливы в огородах. Бегали одни курицы, кошки и другая домашняя живность. Вечером нигде ни огня».

За ликвидацию последствий аварии был награждён грамотой командования части, а также медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Награждён многими почетными грамотами.

Принимал активное участие в создании Рыбинского союза «Чернобыль». Постоянно ведёт активную работу в инициативной группе союза «Чернобыль». Принимает участие в приёме участников ликвидации аварии на ЧАЭС в два раза в месяц по проблемным вопросам. Готовит запросы в различные инстанции о выполнении Федерального закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС». Активно принимает участие в работе по увековечиванию памяти участников ликвидации аварии на ЧАЭС и других радиационных аварий. С 2002 года выполняет обязанности заместителя председателя общественной организации (союза) «Чернобыль» г. Рыбинска.


При создании страницы использованы материалы книги «Опалённые Чернобылем. Автобиографии рыбинцев, принимавших участие в ликвидации последствий аварии 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС»