Иваново Помнит

Ивановская область

20 Марта 20:05

Колошва Василий Кузьмич, воин-интернационалист, ликвидатор аварии на ЧАЭС


Гвардии старший прапорщик медицинской службы Колошва Василий Кузьмич.

Родился 04.09.1955 года в Волынской области Западной Украины.

Закончил Луцкое медицинское училище.

Попал в спецнабор военных фельдшеров и после окончания учебы почти вся группа, за исключением одного человека, пополнила ряды Вооружённых Сил Советского Союза.

Проходил службу под Москвой, в Калужской области и Белоруссии.

В 1983 году в добровольном порядке был направлен в Афганистан из ульяновской «железной» дивизии (24-я стрелковая Самаро-Ульяновская Железная дивизия ).
Военных медиков в Афганистане очень не хватало, поэтому молодой военный фельдшер был встречен с распростёртыми объятиями.

С 11 июля 1983 по 30 августа 1985 года проходил службу в должности военного фельдшера 24-го гвардейского танкового полка 5-й гвардейской мотострелковой дивизии (войсковая часть полевая почта 71183; город Шинданд, провинция Герат).

Из воспоминаний:

Оказался я в 24-м гвардейском танковом полку, 5-й мотострелковой дивизии в городе Шинданд. Наверное, многие могут подумать, что медик находится в санчасти или госпитале, но это не так. В боевых операциях и реализации разведданных приходилось всегда сопровождать личный состав. Можно сказать, что я там провоевал от Герата до Кандагара. Из каждого арыка там воду пил. Работы было много
— Помню однажды у одного солдатика было частичное ранение бедренной артерии в паху. Жгут не наложишь. Вариант был один, зажать артерию кулаком. Я зажал и полчаса до госпиталя его нёс на руках. В госпитале ему сделали операцию, и парень выжил.
Бывали случаи, когда сам военный фельдшер оказывался на волосок от смерти. У него теперь даже не один, а сразу два дня рождения… 

Вторым днём рождения я считаю 20 мая 1985 года, — говорит Василий Кузьмич. — Дело было под Кандагаром. Командир полка неправильно сориентировался по карте и ошибся на 7 километров. Попали под обстрел. Один лейтенант решил «снять» пулемётчика и на БМП стал подъезжать поближе, но не увидел небольшого обрыва, свалился и покатился по склону. Машина оказалась обездвижена, а ребятам, кто в ней сидел, понадобилась медицинская помощь. Этот коридор между нами и БМП простреливали душманы. Но делать нечего, надо спасать наших парней. И было, как показывают в фильмах, где хочу поставить ногу, туда бьёт пуля. Но ничего, добежал, даже не задело ни разу. Помощь оказал. Идти могут все, травмы оказались не серьезными. Возвращаться назад к своим казалось настоящим самоубийством – бежать в гору под обстрелом. Вода заканчивалась. А пекло было ужасное. В восемь утра 40 градусов. И без воды долго бы мы не протянули. Решили бежать, каждый шаг мог стать последним. Мне пробило штаны, панаму, но самого не зацепило. Выжили чудом. Теперь этот день я и тот лейтенант считаем своим вторым днём рождения. В том бою из 35 бойцов двое погибли, 13 получили ранения.
Сейчас уже можно говорить о том, что в Афганистане много мальчишек-призывников гибло по неосторожности. Или из-за небрежного обращения с оружием, или из-за нарушения техники безопасности. В Афганистане было негласное правило — на боевые операции шли «старики», опытные вояки, уже принимавшие участие в боях.
— Молодые, только призванные солдатики занимались черновой работой. Помогали на кухне, убирались, в бой их не бросали, — вспоминает военный медик. — Был случай, солдатик постирал форму и решил повесить ее сушиться на ограду сооружения, где хранились аккумуляторы. Он то ли не знал, то ли не учёл, что ограда под напряжением 380 вольт. И встав в лужу, мальчишка стал вешать сырую форму сушиться на ограду. В общем, погиб мгновенно. Был случай, когда пацаны после завтрака присели на брёвнышко в ожидании техники, чтобы куда-то ехать. Их разморило, задремали на утреннем солнышке. А недалеко работал танк с грейдером, засыпал ров, где проложили трубу для канализации. Водитель ребят не заметил, а они не услышали приближающегося танка…
Ну а какой же военный медик без операций в полевых условияхПриходилось проводить ампутацию на горном серпантине.
— Ехали мы на боевую операцию километрах в пятидесяти от Кандагара. У танка повредился каток, надо было его менять, — рассказывает Василий Колошва. — Дело несложное. Колонна остановилась. Механик приступил к работе, но так получилось, что горный тормоз танк не удержал, и 42 тонны проехались по кисти ремонтника. Сохранить руку было невозможно…
Профессия медика обязывает помогать всем без исключения. Местные жители тоже обращались за медицинской помощью к Василию Колошве. Люди там были не избалованы современными лекарственными средствами и страдали от болезней, которые довольно легко лечились.
— Привели пацанёнка с ужасной стрептодермией на всю руку, — рассказывает мой собеседник. – Дал ему таблеток, обработал синтомициновой мазью. У мальчишки рука быстро зажила. А местные жители в знак благодарности привезли мне несколько коробок с фруктами.
Прослужив два года и два месяца в Афганистане отправился служить в Германию в войсковую часть № 03333. А когда её вывели в Шую, перебрался сюда.

В 1986 году примал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Проживает в городе Шуя Ивановской области.

Женат, воспитал сына.

Награжден советскими и российскими медалями, в том числе «За боевые заслуги».