Иваново Помнит

Ивановская область

21 Августа 01:10

Комаров Сергей Константинович, ветеран Афганской войны


Кавалер медали «За отвагу», гвардии старший сержант Комаров Сергей Константинович, огнеметчик.

Родился 02.05.1968 года в городе Наволоки Кинешемского района Ивановской области.

Призван в ряды Советской Армии в мае 1986 года.

Окончил учебное подразделение ВДВ, где прошел курс военной подготовки по технике ведения боя в горной и пустынной местности, с присвоением воинского звания «младший сержант».

В ноябре 1986 года был направлен в состав ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан.

Принимал участие в боевых действиях в должности огнемётчика взвода химзащиты 350-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (войсковая часть полевая почта 35919; город Кабул).

Награжден медалью «За отвагу».

В мае 1988 года уволен в запас, по истечении срока действительной военной службы. Проживает и работает в родном городе.

В настоящий момент-председатель Наволокского отделения участников боевых действий в Афганистане.

Награжден советскими и российскими медалями, в том числе «За отвагу».


На службу в Советскую армию Сергея Комарова призвали в мае 1986 года. Здоровый, грамотный, спортивный парень, он попал в воздушно-десантные войска. Понял это сразу, когда их, новобранцев, привезли в прибалтийское военное училище и выдали форму с тельняшками и голубыми беретами. Началась ежедневная, изнурительная строевая и физическая подготовка, учёба, дневные и ночные занятия, стрельбы, прыжки с парашютом и многое другое, что отличает нашу легендарную “крылатую пехоту”.
Новый отсчёт времени и событий в армейской биографии Сергея Комарова и его товарищей начался 1 ноября того же года, когда за ними, уже младшими командирами, навсегда закрылись ворота учебного подразделения. Самолёт взял курс на Кабул…
— В тот день, когда мы улетали с аэродрома из-под Каунаса, было минус 11 градусов, — вспоминает Сергей Константинович. – Примерно через семь часов полёта наш ИЛ-76 приземлился под афганской столицей. Мы увидели однообразный, рыже-песчаный ландшафт, сразу ощутили знойное дыхание Востока. Эффект был такой, словно перед лицом открылась заслонка горящей жарко печки. Палящее солнце и плюс сорок, а мы в зимнем обмундировании. Разумеется, быстро переоделись в соответствующую форму, были распределены по гарнизонам. Меня определили во взвод химзащиты полка, где основной специализацией были огнемётно-зажигательные средства: реактивно-пехотные огнемёты “Шмель”, оружие вакуумного действия, которое  “духи”  прозвали “шайтан-труба” — за страшный поражающий эффект.
Часть бойцов нашего взвода сопровождала военные транспортные колонны, а я оказался с разведчиками полка. Участвуя в боевых операциях разведроты, мы прочёсывали кишлаки, “зелёнку”, ходили в горы. Уходили в рейды на две-три недели, и поэтому тащили на себе оружие, минимум се-мьсот штук патронов, гранаты, дымовые шашки, сухой паёк, воду, тёплые вещи вплоть до валенок и ватных штанов…Да-да, это говорю серьёзно, потому что в горах очень резкий перепад температур: днём настоящее пекло, а ночью нешуточный “минус”.
В составе роты находились также арткорректировщики — офицер и два солдата и авианаводчики – для вызова самолётов и вертолётов, если вдруг разведчикам потребуется боевое подкрепление или вывоз раненых и убитых. Основной целью нашего разведподразделения было обнаружение караванов, складов, мест сосредоточения бандфромирований, прочёсывание “зелёнки”, а иногда – сопровождение грузов. Причём не всегда военного, но и гражданского значения. Ведь Советский союз здесь не только воевал, но и проводил гуманитарную миссию, стоил промышленные объекты, жильё для населения, инфраструктуру и т.д. Цели и задачи у всех нас тогда были разные.
Очень страшной и уничтожающей, по словам С.К.Комарова, была минная война. Именно на неё приходилось большее количество потерь как в авто- и бронетехнике, так и в живой силе. Мины были с обеих сторон – одни устанавливали враги, другие остались и оказались забытыми ещё от наших  предшественников, воевавших здесь в начале восьмидесятых. А мины такие коварные и “хитрые”, снабжённые датчиками, “выпрыгивающие” из земли, пластиковые, противопехотные,  противотанковые,.. Много было ловушек и “сюрпризов”, натыкались на мины, которые срабатывали на шум, на выстрел, устанавливались в шахматном порядке, вдоль ущелий и троп.  Их было почти невозможно обнаружить миноискателем, потому что в горах, где, видимо, много было железной руды, в наушниках гудело почти постоянно. Хорошо помогали сапёрные собаки — отважные четвероногие бойцы, благодаря которым многие матери дождались из “афгана” своих сыновей…
Не один раз Сергею Комарову приводилось участвовать в прямых столкновениях с бандитами.  Он отмечает, что афганцы – очень опытные, смелые, выносливые воины, хорошо приспособленные к своей природе, особенностям местности, а вдобавок хорошо вооружённые и обученные иностранными инструкторами. Так что воевали на равных.
С нетерпением и тоской ждали ребята писем из дома. Они были как бальзам на душу. Даже когда бойцы находились на заданиях вдали от гарнизона, письма и газеты доставляли им на “точку” вертолётами вместе с провизией и боеприпасами.
Сергей знал, как сильно дома переживали за него родители. Тем более что незадолго до его отправки в армию все родные пережили большое горе: из Польши привезли в цинковом гробу дядю Николая, маминого брата, который служил там и погиб при выполнении спецзадания.
Окончание службы у Сергея Константиновича Комарова совпало с началом вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана.
— 24 мая 1988 года мы, “дембеля”, надели парадную форму, почистили награды и полетели на Родину. В душе было ощущение счастья, что всё кошмарное позади, что мы с честью выполнили свой интернациональный долг и живыми возвращаемся домой. Кстати, мы тогда не дискутировали на тему “зачем была нужна эта война”. Считали, что “так было надо”, мы выполняли приказы и старались не посрамить свою страну, голубые береты ВДВ. А дискутировать начали уже потом…
А в тот майский день была долгожданная, волнующая встреча с родителями, с любимой девушкой Светланой, которая тоже с тревогой ждала любимого Серёжу.
Вскоре недавний воин — десантник, сняв парадную форму с медалями “За отвагу”, за уничтожение бандформирований и многими другими наградами,  вновь пришёл работать в ткацкое производство “Навтекса”, где ещё до армии его начал обучать своей профессии отец — знаменитый на предприятии помощник мастера Константин Вениаминович Комаров. Не меньше гремела слава и мамы Сергея — прядильщицы Александры Григорьевна Комаровой. Супруги оба были награждены орденами за выдающиеся успехи в труде.
Через несколько месяцев Сергей и Светлана стали мужем и женой. Сегодня Сергей Константинович работает механиком ткацкого производства, а Светлана Витальевна – заместителем начальника отделочного производства. Их сын решил продолжить традиции  бабушки и деда – врачей Головкиных — и окончил Ивановскую медицинскую академию.