Ивановская область

5 Декабря 15:30

Кошелев Вадим Сергеевич-ветеран боевых действий на Северном Кавказе

кошелев yjdsq


Лейтенант Кошелев Вадим Сергеевич

Орден Мужества в 22 года

За полгода он дважды побывал в Чечне. Дважды чудом выжил. За мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, Правительство представило к награде курсанта Ковровской офицерской школы. Сегодня он уже офицер.

Все лучшее у меня от армии.

Начальник 38-х офицерских курсов полковник Александр Янчук был как всегда краток:

— Приезжайте. Мы в субботу одному курсанту орден Мужества вручать будем, в Чечне заслужил. Парень отличный — дисциплинированный, серьезный. Познакомитесь.

Познакомились. Кошелев Вадим Сергеевич, 22 года, холост. В Ивановской области, в городе Вичуге, у него мама и 2 брата. Они гордятся Вадимом.

— До армии я больше дурака валял, — с улыбкой оценивает свои школьные годы Вадим. — В армию пошел с большим желанием. Призвали в морскую пехоту, служил в химической разведке. На дембель уходил, слезы наворачивались — так жалко было с ребятами из бригады расставаться.

Дома с трудом признали в крепком подтянутом парне своего Вадика. На работу устроиться не удалось:городок маленький, в основном текстильное производство, которое давно уж замерло. Пару месяцев потаскал мешки с мукой. Все время тосковал по армии.

— Я еще на срочной хотел в армии остаться, но по дому сильно скучал. А тут окончательно понял, что мое место в армии. Все лучшее, что у меня есть, дала армия: специальность, классность, привычку к порядку и дисциплине, — говорит Вадим. — Пошел в военкомат, попросился снова в Мурманск, по контракту.

В военкомате отнеслись с пониманием, предложили миротворцем в Югославию, но политическая ситуация вскоре изменилась. И вот в первых числах сентября прошлого года он прибыл в полк под Нижний Новгород в качестве солдата-контрактника. Его назначили командиром отделения, в подчинении оказалось 10 молодых ребят срочной службы. Через несколько дней полк был направлен в Чечню, в которую зашли колонной со стороны Ставрополья. Здесь, у станицы Ищерское, 9 октября Вадим принял свой первый бой.

Боевое крещение.

Это был бой за высоту. Головной дозор, в составе которого находился В. Кошелев, продвигался на разведку маршрута. Задача такого дозора — обнаружить засаду. Если боевиков мало — уничтожить. Если много — вызвать подкрепление и вступить в бой до его прихода. Комвзвода определил, что боевики находятся на хорошо укрепленных позициях, хорошо вооружены, и вызвал подкрепление. Колонна остановилась. Но бой уже начался. Дозор попал под шквальный огонь. Подствольники сеяли осколочные ранения, снайперы метили выше и ниже бронежилетов. Но ротный скомандовал «вперед», потому что выбора не было: отступить значит погибнуть. Прикрываясь машинами, пошли в наступление. Снайперская пуля ранила Вадима в ногу, он упал и остался лежать незащищенным на этом простреливаемом со всех сторон склоне. Бой уходил вперед, оставляя большие потери. Вадим пришел в себя и увидел, что командир взвода тяжело ранен в голову.

— Откуда силы взялись, не знаю, — негромко и буднично рассказывает Вадим. — Только я поднялся и побежал к своим. Здесь я сразу понял, что надо заменить комвзводного. Что он и сделал. Бойцы все время шли вперед и уже продвинулись к позициям боевиков метров на 30, когда можно было бросать гранаты. Но тут прилетели «вертушки», следовательно, надо было отступить,чтобы дать возможность «начать работать» с неба. Так 22-летний солдат со сквозным пулевым ранением в ноге не только выполнил свой долг, но взял на себя командование боем. И еще он следил, чтобы молодые солдаты не подставлялись зря.

— Раненых было много, но из моих никто не погиб, — сказал Вадим. И очень серьезно добавил: «Задача командира — сохранять бойцов».

Снова в Чечню.

Раненых отправили в госпиталь. Вадиму повезло. Как сказали врачи, еще 2 мм — и пуля прошила бы коленную чашечку, а это означает одно — инвалидность. Слава Богу, рана быстро заживала. В Ростове-на- Дону, куда был отправлен Вадим на излечение, врачи и медперсонал отнеслись как к родному. Как водится,получил отпуск домой. Навестил маму, друзей и вернулся в полк. Уже 31 октября он снова был в Чечне, в своей роте и в своем взводе. На сей раз, на должности заместителя командира взвода. Вскоре полк направили в Грозный. Двигались медленно, по 2-3 км в день, с боями за каждую высоту. С вечера до середины дня ложился густой туман, в котором не видно ни зги.

— Мы создали свою внештатную разведку из «матерых» ребят, — вспоминает Вадим. — Опасное это дело.

Брали только добровольцев. Каждый раз, как уходил в разведку, страшно было, но понимал, что дело нужное. Да я ведь присягу давал.Заканчивался декабрь 1999 года. Весь мир готовился к Новому году, а в Грозном начались «зачистки». За 5 дней от батальона осталось человек 30.

— Чеченцы убивать умеют. Пропустят ребят вдоль улицы, пока не загонят в «огненный мешок» — в тупик или в подвал — и там расстреляют. Вадим надолго умолкает. — Ненавижу этих бандитов. Они не люди — звери. Им мало убить, им еще над мертвым поглумиться надо. И в бой они под наркотой идут. Я сам раз видел, как одного такого несколько пуль прошило, а он гранатомет держит, и пока не выстрелил, не упал. Как зомби.

Новый год в Грозном.

Чтобы сменить тему, я спрашиваю, как встретили Новый 2000 год. Оказалось, по соседству с блиндажами жила русская семья с трехлетней девочкой Юлечкой. Вот ребята и попросили ее маму испечь торт. Конечно, все продукты ей принесли, так как те жили впроголодь, и подарочная тушенка была для них праздником. Она испекла огромный торт. В новогоднюю ночь все небо Грозного сверкало и светилось от ракет, как огромный фейерверк…

6 января выпал первый снег, выдали маскхалаты. На БМП двинулись на «зачистку». Машина, на которой сидел Кошелев, нарвалась на мину. Погиб механик. Должен был погибнуть и сидящий рядом Вадим, но вмешалось Провидение: перед выездом Вадим устроился на броне в кресле от старой машины, при взрыве оно самортизировало, выбросило бойца. Вадим получил контузию. Снова госпиталь, отпуск домой. А тут подошел к концу срок контракта. В военкомате предложили поступать в школу офицеров. Он сразу же согласился, потому что без армии не мог уже представить свою жизнь.

— И все-таки, какое самое сильное впечатление от войны? — спросила я, подсознательно ожидая еще одну военную историю. Но ответ потряс меня человеческой простотой: — Дед Мороз со Снегурочкой. Они поздравили нас с Новым годом, подарки вручили. У меня та мягкая игрушка дома теперь хранится.

Это комитет солдатских матерей позаботился о героях войны — в сущности, еще мальчишках, тоскующих о доме. Поистине, народ и армия едины. В нашем разговоре участвовал заместитель начальника курсов, сам участник Чеченской войны, подполковник Олег Панченко, который, как я заметила, называет курсантов «сынок». Он смотрел на Вадима с отеческой нежностью, помогал вспоминать ему географические названия, пояснял мне значение и значимость отдельных событий и поступков. Когда Вадим вышел, он сказал:- Человек пошел по своему призванию — и этим все сказано. Отсюда его добросовестное отношение ко всему, что он делает, будь это служба, учеба или наряд. Он станет отличным офицером. Ночью прапорщик доставил из Москвы орден. Александр Янчук и Геннадий Прокофьев (зам. по учебной части) обсудили, когда лучше всего вручить его В. Кошелеву. Решили — в субботу, при самом большом участии курсантов. «Такой орден за просто так не дают, — заметил полковник Янчук, — Пусть все гордятся, что у нас учится такой парень».

Мы все гордимся тобой, Вадим!

С. Иванченко