Ивановская область

5 Декабря 21:35

Кузин Виктор Юрьевич-ветеран боевых действий в Афганистане

кузин верхний ландехвоину-интернационалистуафган

Кузин Виктор Юрьевич родился в деревне Дарьино, находящейся в 3 километрах от села Мыт Верхнеландеховского района. Все шло своим чередом: пробежала пора деревенского детства, затем годы учебы в Мытской школе. После ее окончания в 1980 году учился в ДОСААФе  города Шуя. В 1981 году был призван на службу  в ряды Советской Армии.

Сначала Виктор был отправлен в учебную часть, которая располагалась в поселке Гульча Ошской области Киргизской ССР. Молоденьким солдатам, жителям средней полосы России, было трудно сразу привыкнуть к новым условиям жизни, к другому  климату.

 

После   четырехмесячного обучения В.Ю. Кузина направили в Мургабский пограничный отряд. Это был самый высокогорный отряд (3800 метров над уровнем моря). Как  известно, на такой высоте кислорода в воздухе намного меньше, чем на равнине. На учениях очень тяжело было выдерживать физические нагрузки в таких климатических условиях. Вот это настоящая школа жизни. Затем уже служба шла в кишлаке Лянгар. В этой местности была пересылочная база Афганистана и СССР, оборудован аэродром для вертолетов. С этой площадки отправлялись вертолеты на боевые задания, отсюда вертолеты уходили и на территорию СССР, иногда сопровождали транспортные колонны, прикрывали с воздуха, забирали груз-200 (убитых военнослужащих).

Военное положение ко многому обязывало. Военнослужащие ходили по территории военной части без знаков отличия – это было опасно, поскольку за жизнь солдат и офицеров снайперам выплачивалось вознаграждение.

В военной части Виктор Юрьевич был назначен автозаправщиком. «Со мной служили ребята из Свердловской области, из Перми, — вспоминает он.  – Конечно, среди нас не было сынков каких-нибудь начальников». Особый климат сказывался на советских солдатах  неблагоприятно. Даже самая незначительная ссадина или царапина вызывала нагноение. При обстрелах в горах, на боевых заданиях, от пуль, попадавших в скалы, в солдат летели мелкие камни, которые попадали под кожу. Такие повреждения были тоже опасными, поскольку кровь такую рану не омывала, из-за разреженности воздуха сворачивалась, в результате опять возникало нагноение. Бывали и боевые вылеты. Однажды, по возвращении после такого вылета на хвостовой балке вертолета было насчитано 28 пробоин. За время службы моего собеседника вертолет четыре раза сбивали, при этом погибал весь экипаж. Да, военные действия — это не самые приятные воспоминания, наверное, поэтому Виктор Юрьевич во время нашего разговора всячески старался обойти эту тему, аргументируя такими словами: «Война — страшная штука, вспоминать о ней не хочется».

Зато о бытовой стороне жизни бывший воин-интернационалист В. Кузин  вспоминает с большим энтузиазмом. Когда молодые солдаты попали на территорию другого государства, их поразил уровень жизни местного населения. Национальность жителей  кишлака, в котором  дислоцировалась воинская  часть — македонцы, это были высокорослые люди, считается, что они являются потомками войска Александра Македонского. По рассказам Виктора Юрьевича, македонцы были зажиточными, на них трудились представители других многочисленных национальностей Афганистана: пушту, узбеки, таджики.  «Когда  оказался на территории Афганистана, как будто попал в средние века, — вспоминает В.Ю. Кузин, — поразило, что жители до сих пор пашут деревянным плугом на мулах и коровах». В долинах между гор процветало земледелие, там текли очень холодные быстрые речки, которые орошали поля и сады. Берега рек сплошь заросли колючей облепихой. В реке Пяндж водилась вкусная рыба: маринка и осман (особенность этой рыбы – на ней нет чешуи).

Военнослужащие привыкали к совершенно другим условиям жизни. Летом днем стояла нестерпимая жара  +30 градусов. Зачастую от жары и разреженности воздуха даже не взлетали вертолеты, техника отказывалась служить. А прежде чем спрятаться от жары в палатке, нужно было кинуть в нее дымовую шашку и подождать около получаса — именно столько требовалось для того, чтобы «выкурить» оттуда скорпионов, которые тоже предпочитали пережидать летний зной в прохладе. Ночью температура опускалась до плюс 10-12 градусов. Такие перепады температуры были здесь нормой. Даже за питьевой водой приходилось летать высоко в горы на родник. Воду из местного арыка для приготовления пищи брать боялись, поскольку «душманы» периодически травили ее.

Зима была более спокойным временем, перевал закрыт, военные действия практически прекращались. Но опять же настоящим испытанием. был суровый, непривычный климат.  С гор дул сильный холодный ветер, который называли «афганец», он нес тучи мелкого песка. Для того чтобы передвигаться по территории военной части, нужно было завязывать лицо, оставляя только щель для глаз. Столбик термометра зачастую  опускался  до минус  30 градусов.

Особое впечатление произвело на Виктора Юрьевича и его друзей посещение древней неприступной крепости, построенной войском Александра Македонского во время  его похода на Индию. Неприступность этого сооружения обеспечивалась за счет местоположения. Дорога, ведущая к крепости, была узка и извилиста, по ней могли передвигаться  либо два конных наездника, либо шеренга из трех пеших воинов.

Шли дни, месяцы, складываясь в годы. Привыкали солдаты и офицеры к военному времени, к боевым действиям, к тяжелым условиям. И, возвращаясь домой, поначалу не могли адаптироваться к мирной жизни. Вспоминались выжженные солнцем горы, убогие постройки кишлаков, быстрые речки, летний зной и холодные ночи. На мой вопрос: о чем мечтали там? — В.Ю. Кузин ответил: «Такое ощущение, что психика не работала: все было безразлично – ни страха, ни горечи…Ни о чем не мечтал, лишь бы день прошел, вот и все».

В 1983 году военнослужащий В.Ю. Кузин был демобилизован. Отправляясь домой, он захватил с собой нехитрые сувениры: расшитую тюбетейку, красивый небольшой ковер, сделанный местными мастерицами, фотографии и награды: медали «За доблесть», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».  Также выдали Виктору Юрьевичу  чеки, которые в Москве в магазине «Березка» он обменял на деньги, это была большая сумма – 800 рублей (им платили за боевые вылеты). Такой была плата военнослужащего за  два  года  войны  за  социализм в Афганистане.

(Материал подготовлен с использованием информации газеты «Сельские зори» администрации Верхнеландеховского муниципального района)