Иваново Помнит

Ивановская область

11 Декабря 19:06

Назинян Апрес Рубенович, ликвидатор аварии на ЧАЭС


Житель села Каминский Родниковского района Апрес Рубенович Назинян родился в Баку.

Выучился на штукатура-маляра, отслужил в армии, работал по специальности.

В 1987 году он переехал жить в Иваново. Повестка из военкомата пришла ему, когда он работал штукатуром-маляром на ТЭЦ-3. Поначалу, куда и зачем вызывают, не сказали, позднее услышал, что отправят в Чернобыль.  Сначала группу из 30 ивановцев отправили в Ковров.  Там человек 15 и его в том числе отобрали учиться на  санинструкторов-дезактиваторов. Обучение шло на базе танкового полка. А с 15 октября 1987 года по 8 января 1988 года Апрес Рубенович Назинян был  в Чернобыле.

«Везли нас  ночью, — вспоминает ветеран-ликвидатор. — Прибыли в московскую бригаду, а оттуда по распределению попал в Житомирскую область в село Народичи, воинская часть 5504. Там и служил. Оттуда нас возили на станцию. В мои обязанности санинструктора входило проведение дезактивации. Вставал в 4 утра, одевался, брал баллон со специальной жидкостью и отправлялся дезактивировать всё вокруг. Также следил за порядком в бане, чтобы все прошли необходимую санобработку и помылись, как следует, не разносили радиацию по части. Но самая важная моя работа была, конечно, на самой станции. Там я тоже проводил дезактивацию — спускался прямо в полуразрушенный 3-й ядерный реактор (четвёртый,  взорвавшийся, уже к тому времени был покрыт саркофагом). На станцию совершил 40 выездов, а были люди, которые выезжали по 50-60 раз. Дозу радиации я получил без малого 10 рентген — это по документам, а на самом деле, возможно, и больше.

Последствия Чернобыля стали явственно ощущаться года через два — тошнило, болела голова, давала о себе знать прооперированная ранее язва желудка. А мне тогда и 40 лет не было. Участие в ликвидации последствий  аварии на Чернобыльской АЭС, тем не менее, не только этим памятно. Все там жили и работали очень дружно. Наша 25-я  московская бригада была интернациональная — людей призывали со всего Советского Союза. Никакой дедовщины или раздора на национальной почве не было. Работали слаженно, самоотверженно. До сих пор храню как память фотографию, сделанную в расположении части, где я с друзьями  — молдаванином, украинцем, русским. После распада Союза, к сожалению, во многих бывших республиках чернобыльцы не в почёте. Им отказывают в государственной поддержке, иногда они даже не могут подтвердить сам факт пребывания на станции в качестве ликвидаторов. Это очень горько и несправедливо. Ведь мы рисковали жизнью и поплатились здоровьем. В России  чернобыльцам удалось отстоять свои права — нам выплачивают пенсии, есть льготы.

После Чернобыля судьба побросала меня по стране, но связь со своими товарищами-ликвидаторами я всегда поддерживал. В 1993-97 годах даже руководил отделением союза чернобыльцев в г. Тейково. Помнить о произошедшей катастрофе, уважать ликвидаторов, я считаю, мы должны всегда. Такое больше не должно повториться!»

Апрес Рубенович Назинян за участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС награждён орденом Мужества, почётным знаком Министерства СССР по чрезвычайным ситуациям и нагрудным знаком «Гражданская защита» Штаба гражданской обороны СССР, отмечен благодарностью командования своей войсковой части.