Подрыв БМД-1 КШ 350-го ПДП (23.03.1985)

 


23 марта 1985 года при переезде из Гиришка в Суроби произошел подрыв на фугасе командно-штабной машины начальника штаба (БМД-1 КШ «Сорока) 3-го парашютно-десантного батальона 350-го гвардейского Краснознаменного ордена Суворова 3-й степени парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (войсковая часть полевая почта 35919; город Кабул). 

Вспоминает Курочкин Владимир Иванович:

…23 марта 1985 год. Ранний рассвет , слепящий свет утреннего солнца освещает покрытые молодой травой горные склоны. Личный состав в приподнятом настроении: до конца похода несколько часов пути.   Моя 9 рота возглавляет батальонную колонну. Затем взвод связи три машины. «Сорока» идет третьей. Далее остальные.   Двигаемся неосмотрительно бодро.   Около 11 часов дня. До Кабула чуть больше 40 км. Сзади сильный грохот взрывов. Оглядываюсь. Огромный столб черного дыма. В шлемофоне крики: «Сорока» подорвалась!!!», «К бою!!!», «К машинам!».   «Сорока» оказалась первой гусеничной машиной и своей гусеницей она замкнула цепь взрывателя сдвоенной противотанковой мины.   Я приказываю спешиться, отдаю команды командирам взводов на случай нападения душманов. А сам спешу к месту катастрофы. 

…Удушливый запах пороховых газов, запах крови. Развороченный корпус штабной машины. Передняя часть будто вывернута наизнанку. Одна гусеница искорежена. Вокруг покрытые черным нагаром оторванные бронелисты, внутренние детали машины, фрагменты человеческих тел.   Растерянные солдаты оттаскивают трупы погибших, собирают оторванные куски. Врач батальона, санинструкторы рот оказывают помощь раненным.   Подхожу к старшему лейтенанту Покидову Н.А. Взрывной волной он был отброшен влево от «Сороки». На уровне бедра оторвана правая нога, находившаяся в люке. На глазах слезы : переживает, как его примут дома и как жить дальше.   Рядом — ефрейтор Борисов Е.В. У него повреждены оба глаза, перебиты ноги. Возле него командир расчета АГС-17 «Пламя» сержант Яшин Михаил Евгеньевич. Прикрывает от солнца. Женя бредит , на что-то жалуется , теряет сознание.   Не далеко лежит начальник штаба майор Воробьёв А.Л. у него глубокие раны на туловище, разорван пах. Он корчится от невыносимой боли, а комбат, держа его руки, кричит врачу: «Делайте промедол!». 

Чуть поодаль складывают тела мертвых. Вот механик-водитель «Сороки» Орлов И.П. Накануне он удивил всех. В Кабуле нас ждала баня, но он встал ночью, нагрел воды, разделся и тщательно вымылся, поливая себя из котелка. Затем надел чистое белье. Когда-то так поступали русские солдаты и матросы перед трудным боем, чтобы предстать перед богом в чистой одежде. В наше время это стало считаться плохой приметой. Был найден зажатым в люке верхнего бронелиста на расстоянии более 30 метров слева по ходу движения.   Вот труп рядового Тарасова А.А., второго радиста. В момент подрыва находился на «броне» за командирским люком.   Следующим кладут собранные в плащ-палатку останки рядового Голованова А.В. За несколько дней до начала марша, он прибыл в батальон в составе спецгруппы из Кабула. Занимался ремонтом радиостанций и спецаппаратуры. Готовился к дембелю. Узнав о предстоящем рейде, он согласовал свой вопрос о прикомандировании к батальону на период перехода. На него пришлась значительная доля заряда и его тело клочьями было разбросано за пределами «Сороки».   Не можем найти сержанта Зарипова Р.Ю. Есть только его автомат. Слышно как его ,по-татарски, зовет земляк, механик-водитель БТР ефрейтор Баргаев К. Я.   К тому времени я уже прошел много испытаний, свыкся с жестокостями войны. Но к виду разорванных тел погибших и раненых товарищей привыкнуть невозможно. Ноги и руки становятся будто ватные, тебя сдавливает чувство вины и беспомощности перед этими мучающимися от невыносимой боли молодыми ребятами. Настоящие герои. Ценой жизни они выполняли свой воинский долг и не жаловались на судьбу.   Вызвали вертолет и саперов из Кабула. Приступили к демонтажу радиостанций и секретного оборудования . Прибывшие с собаками специалисты инженерно-саперного батальона дивизии нашли рядом еще несколько фугасов.  

Около 14 часов прилетел санитарный вертолет. Майор Воробьев А.Л. умер до начала эвакуации. На следующий день в госпитале умер старший топограф — топогеодезист ефрейтор Борисов Е.В. Еще через три дня умер старший лейтенант Покидов Н.А. Единственным выжившим и ныне здравствующим является командир штабной «Сороки» гвардии сержант Зарипов Р.Ю. Его искали за машиной, а нашли в задней части «Сороки». В момент подрыва Рустэм находился в радийном отсеке и обеспечивал связь по радиостанции Р-130. Блок радиостанций прикрыл его от взрывной волны. Он был контужен и найден лежащим на левом боку с поджатыми к туловищу ногами.   … После отлета вертолета «Сороку» столкнули под правый откос дороги. Батальонная колонна тронулась. Впереди двигался прибывший к тому времени из полка бронированный тягач с противоминным тралом. Через насколько часов рейд закончился…  

За проявленный героизм все семеро награждены орденом Красной Звезды. Шестеро посмертно.


ПОГИБЛИ:

гвардии майор Воробьёв Анатолий Леонидович

гвардии рядовой Орлов Игорь Павлович

гвардии рядовой Тарасов Андрей Альбертович

рядовой Голованов Алексей Владимирович

гвардии старший лейтенант Покидов Николай Александрович

гвардии ефрейтор Борисов Евгений Викторович


Учтены в Книге Памяти Ивановской области как военнослужащие 350-го ПДП, сформированного в Тейкове. Администрация проекта просит откликнуться земляков, участников тех событий.