Иваново Помнит

Ивановская область

24 Февраля 22:47

Селезнёв Андрей (02.02.1965-29.10.1985)

селезнёв афган новый


Кавалер ордена Красной Звезды, рядовой Селезнёв Андрей Васильевич-разведчик-снайпер.

Родился 2 февраля 1965 года в городе Кохма Ивановской области.

В 1982 году окончил среднюю школу в деревне Богданиха Ивановского района.

Работал фрезеровщиком на Кохомском заводе строительно-монтажных машин.

В Вооружённые Силы СССР был призван 12 мая 1984 года Ивановским РВК.

В Республике Афганистан с марта 1985 года.

Служил разведчиком-снайпером 3-й группы 3-й роты специального назначения 334-го отдельного отряда специального назначения 15-й отдельной бригады спецназа ГРУ ГШ Вооружённых Сил СССР (войсковая часть полевая почта 83506; города Асадабад, провинция Кунар).

Неоднократно участвовал в боях.

29 октября 1985 года рядовой Селезнёв находился в составе разведгруппы, осуществлял выполнение боевой задачи по захвату склада с оружием и боеприпасами противника в районе города Асмар провинции Кунар. После десантирования из вертолётов, разведчики попали под огонь душманов. Рядовой Селезнёв вел меткую стрельбу из снайперской винтовки, подавил несколько огневых точек противника. В этом бою получил смертельное ранение в голову.

Похоронен на старом городском кладбище Кохмы (лесной участок).

Могила Селезнева А.В. на старом городском кладбище города Кохма, Ивановская область, Россия

Награждён орденом Красной Звезды (посмертно), медалями.


ПАМЯТЬ:

Его имя увековечено в Книге памяти Ивановской области (Книга памяти участников локальный войн и миротворческих миссий СССР и РФ (1950-2010-е г.г.) Ивановская область/отв.ред. А.К.Калинин; сост. А.А.Климов-Иваново; Издатель Ольга Епишева, 2017 г.).

Памятный знак погибшим воинам (г.Кохма)

Мемориал погибшим воинам-афганцам (г.Иваново)

Памятник воинам-интернационалистам на Поклонной горе (г.Москва)

В деревне Богданиха на здании средней школы (дом 93), в которой учился Андрей Селезнёв, установлена мемориальная доска.


Вспоминает Павел Федорцов, командир отделения 3-й группы 3-й роты 334 ооСпН:

— Нас, асадабадцев, так и называли тогда — смертнички. Раньше я особенно не задумывался над этим. Мы уезжали куда-нибудь под Джелалабад, дислоцировались там, жили в БТРах, недели две воевали, делая по три-четыре выхода, потом возвращались к себе в Асадабад. Перед каждым отъездом выходили жены советников нас провожать. И я думал тогда: чего они стоят постоянно? Позже дошло: в редких случаях все возвращались со спецопераций целыми, обязательно кто-нибудь погибал или получал ранение…

На той войне я мог четыре раза погибнуть. Постоянно думаю о том, что мой друг Андрюха Селезнев погиб, а я должен был быть на его месте. Мы шли с ним к кишлаку. Он был снайпер и по походному порядку должен был идти впереди меня. А он сзади идет. Я ему говорю: “Андрей, ты должен идти впереди”. Он мне: “Подожди, Бульба (так меня ребята звали), не спеши, потом”. И вот мы подошли к кишлаку, к дувалам, Игорь Курмашев перелез, потом я. Смотрим — нет Андрюхи, глянули вниз — лежит. Если бы он шел впереди, пуля в меня бы попала. Я потом в честь друга сына Андреем назвал. В прошлом году мы с ним ездили в Иваново на могилку Андрюхи.

На той же войне, когда мы оставили Андрея с санинструктором и стали продвигаться дальше вдоль стенки, две пули пролетели вблизи от моего колена, оставив два синяка, какой-то сантиметр — и нога бы вдребезги. Когда мы несли погибшего Андрюху на вертушку, моему соседу Сергею Клочко сбивает мушку на автомате, пробивает фляжку с водой, мы бежим с носилками и на ходу пьем воду, потому что каждая капля там имеет цену, подбегаем к вертушке. Буквально метрах в 15 с гранатомета по нам палят, не попадают. Мы Андрюху — в вертушку, забираемся туда сами, вертушка поднимается, и уже внутри нее ранение получает еще один солдат. Такая была война.