Ивановская область

29 Ноября 04:22

Штурм Урус-Мартана (08.12.1999)

%d1%88%d1%82%d1%83%d1%80%d0%bc-%d1%83%d1%80%d1%83%d1%81-%d0%bc%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b0%d0%bd%d0%b0-%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c


8 ДЕКАБРЯ-ПАМЯТНАЯ ДАТА.
⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐
В этот день 1999 года федеральные силы начали штурм Урус-Мартана
…Столицу чеченских ваххабитов войска Западной группировки войск генерала Владимира Шаманова в декабре 1999 года брали в течение трех суток. Можно было и быстрее, но большой кровью. Шаманов берег кровь своих солдат.
Урус-Мартан обложили по периметру укрепрайонами, под окраины села была подтянута вся артиллерия группировки. Все попытки боевиков вырваться из «котла» наказывались быстро и жестоко — смертью. А потом на штурм пошли танки.
Я был тогда, 8 декабря 1999 года, на командном пункте Шаманова.
— Ты куда полез, ты что делаешь?! — кричал генерал по связи далекому абоненту. — Если хоть один твой танк сгорит — голову оторву!
А потом Шаманов закончил кричать по рации и совершенно спокойно сказал:
— У Буданова не сгорит. Красиво пошел в деревню, скоро для ваххабитов настанет «финита» их «комедии».
Так и вышло.
Бой закончился через полчаса. А еще через час в Урус-Мартан пошли на «зачистку» полк Внутренних войск, ОМОНы, СОБРы и чеченские ополченцы Бислана Гантамирова.
В это время мы, четверо журналистов, уже были на командном пункте командира 160-го танкового полка гвардии подполковника Юрия Буданова.
— Мужики, какие к чертям интервью, — сказал крепко сбитый офицер. — Поехали, лучше я вас свожу на «экскурсию».
На командирской БМП Буданова мы проехали по только что захваченному Урус-Мартану.
В большой чеченской деревне еще шла беспорядочная пальба.
— Гантамировцы ваххабитов достреливают, — прокричал мне сквозь рев двигателя «бээмпэшки» Юра. — А может быть, и не только ваххабитов. Нам, наверное, лучше и не знать, какие счеты сейчас чеченцы между собой сводят.
Вдосталь насмотревшись на горящие дома, на лежащих посреди улиц убитых людей в камуфляже и на бегающих среди дыма и копоти милиционеров с раскрашенными по-голливудски красной краской лицами («Индейцы», блин, кино насмотрелись», — ехидно, с откровенной издевкой прокомментировал Буданов), мы вернулись на его командный пункт в здании средней школы N 4.
У стенки бойцы выложили в рядок пять трупов убитых боевиков. На одном еще дымился, тлея, зеленый армейский бушлат. В нескольких метрах от них на принесенных из школы стульях солдат ножом вскрывал консервные банки.
— Только хлеба у нас нет. Уже неделю в наступлении без хлеба, — приглашая к столу, сказал комполка.
Кто-то из нашей пишущей братии предложил выставить бутылку припасенной московской водки.
— Нет! — как отрезал Юрий Буданов. — На войне не пью.
Мы выпили тогда по стакану сливового компота.
Тост предложил Юрий:
— За падение Урус-Мартана! Смерть ваххабитам!