Ивановская область

24 Ноября 15:34

Якобсон Леонид Романович, ликвидатор последствий катастрофы на ЧАЭС


Кавалер ордена Мужества Якобсон Леонид Романович.

«Я родился не в Кинешме, но живу в этом городе с самого детства. Переехали мы сюда в 1960 году. Дело в том, что мой отец военнослужащий — в Кинешму прибыл на новое место службы. В местной химбригаде он служил до 1975 года, — говорит Леонид Романович.— В Кинешме я окончил лицей имени Д.Фурманова, после чего поступил в медицинский техникум, где получил квалификацию фельдшера. После техникума самого призвали в армию. Два года я состоял в космических войсках в Ногинске. Вышел на гражданку старшим сержантом».

Отслужив в армии, Леонид Романович поступил в Ивановский медицинский институт на специальность «Педиатрия».

«После вузовской учебы снова вернулся в Кинешму. Год работал участковым педиатром, а затем переквалифицировался на детского лора — четыре года в детской поликлинике! А в 1986-м меня назначили на должность главного врача кинешемской станции скорой медицинской помощи», — повествует Леонид Якобсон.

Не успел талантливый врач в должность вступить, как пришла повестка из военкомата. Якобсона отправили на место трагедии.

«Заранее я ничего не знал о случившемся, — вспоминает он. — Нам объявили об аварии уже в военкомате. Тогда со мной были еще мои коллеги со скорой помощи, мы толком и не понимали, куда нас отправляют».

Главврач скорой помощи Кинешмы в числе первых отправился в Чернобыль .

 

В районе Чернобыля команда Леонида Романовича сначала занималась формированием лагеря для ликвидаторов аварии на атомной станции. Требовалось многое смонтировать и предусмотреть, пригодились знания медицины. А затем…

«Нас подключили к дезактивации внутренних помещений станции. Опасный процесс в реакторе никак было не остановить, и дезактивация требовалась постоянно».

Те тревожные дни Якобсон хорошо помнит и никогда, наверное, не забудет. Опытного специалиста из Кинешмы буквально разрывали — дезактивация, постоянная медицинская помощь собратьям-ликвидаторам… Опасная работа в зоне радиации медленно убивала. Врач, вспоминая институтские лекции, понимал это лучше многих. Но держался, отважно выполнял свой гражданский долг более двух месяцев.

«Я прислушивался к своим физическим ощущениям, улавливал изменения в работе организма под действием радиации, — говорит Леонид Романович. — Но глобально получение дозы я не почувствовал. Думаю, что человек может почувствовать это только в том случае, когда дозиметр уже предельно зашкалило, и ты там долго и без защиты…»

Сейчас наш собеседник находится на заслуженном отдыхе. Как ему живется?

«После командировки к нам все очень уважительно относились, потому что произошедшее затронуло многих, — отвечает Леонид Якобсон. — Мы состояли на учете, нам предлагали путевки в санатории, за ликвидаторами проводилось постоянное диспансерное наблюдение в поликлиниках. Сейчас не то… Кстати, некоторые из бывших кинешемских представителей власти сами прошли Чернобыль. Например, мэр Андрей Назаров. А с Андреем Томилиным мы вообще служили в одном батальоне. Вот современные лица в мэрии так часто меняются, что, думаю, многих кинешемских чернобыльцев вообще не знают».