Иваново Помнит

Ивановская область

22 Мая 03:24

Чамбулов Александр Николаевич


Чамбулов Александр Николаевич

08.12.1975 г. Саранск, Мордовская АССР. 

13.01.1995 г.Грозный, Чеченская Республика

На момент гибели:

-наводчик-оператор сводного батальона 98-й ВДД, гвардии рядовой.

Родился 8 декабря 1975 года в городе Саранск Мордовской АССР.

Окончил школу №38 города Саранск.

Учился в саранском техникуме электронных приборов.

В ряды Вооруженных Сил РФ призван 11 декабря 1993 года.

Военную службу проходил в 217-м гвардейском парашютно-десантном полку 98-й ВДД (г.Иваново). В 1994 году за успехи, достигнутые при прохождении военной службы был поощрён отпуском на родину. 

Принимал участие в боевых действиях по восстановлению конституционного порядка на территории Чеченской Республики в должности наводчика-оператора сводного батальона 98-й воздушно-десантной дивизии.

Погиб 13 января 1995 года при штурме здания Совета Министров Чеченской Республики.

Награжден орденом Мужества (посмертно).

Похоронен в деревне Симбуково Починковского района Нижегородской области.


ПАМЯТЬ:

Памятник на территории 217-го парашютно-десантного полка 98-й ВДД (г.Иваново) 

На фасаде саранской школы № 38 установили мемориальную доску в честь ее выпускника Александра Чамбулова — героя первой чеченской войны, которого посмертно наградили орденом Мужества. 19-летний парень погиб в январе 1995-го во время штурма Грозного. Подорвался на «растяжке», а затем боевики перерезали ему горло… Через полгода он собирался приехать домой и сыграть свадьбу. Но судьба перечеркнула эти планы… Сестра Ольга назвала своего сына в честь брата. Мальчику уже исполнилось 13 лет. Он ходит в ту же школу, в которой учился Александр… О подвиге саранского парня — в материале ЕКАТЕРИНЫ СМИРНОВОЙ.

…Сестра Ольга бережно перебирает семейный фотоальбом. С одного из снимков смотрит кареглазый 4-летний мальчуган. На нем бескозырка с надписью «Аврора». «Этот костюм морячка отец купил Саше в Москве — потратил почти всю зарплату, — рассказывает женщина. — Очень захотел сделать подарок сыну. А мама даже не ругалась…» На других черно-белых фото уже подросший парень запечатлен с друзьями, родителями, любимой девушкой… Племянники никогда не видели Александра, но многое о нем знают. «Это мой дядя!» — гордо шепчет 4-летняя девочка…

Детство
Он родился 8 декабря 1975 года. Родители работали на электроламповом заводе: мама — выдувальщицей стекла, отец — плотником. Поначалу ютились в малосемейке на Химмаше. «Помню, как ребятишки всей оравой играли во дворе в войну, — вспоминает сестра. — Носились с деревянными пистолетами. Саша всегда был командиром, а я — медсестрой. Повиснет на мне и стонет: «Сестра, брось меня! Я ранен!» А я тащу все равно… Мама ругалась: мол, зачем на маленькую лезешь? Я заступалась — игра есть игра! Никто из нас представить не мог, что через несколько лет Саша попадет на настоящую войну…» Школьник мечтал поступить в военное училище. Но в 10-летнем возрасте передумал, когда посмотрел фильм об афганской войне. Гибель солдат потрясла его до слез, так что разговор о карьере офицера больше не заходил. Зато Саша с удовольствием смотрел американские боевики, ему нравились киногерои, выходящие сухими из воды. В душе подростка зрела готовность беспощадно карать зло. Он начал заниматься карате и твердо заявлял, что пойдет служить только в ВДВ… «У Саши был характер настоящего бойца, — продолжает Ольга. — При этом он никогда не дрался — умел разрешить конфликты словами. Помню, как брат ходил на шабашки с отцом. На заработанные деньги купил велосипед. В то время это было для нас пределом мечтаний! Когда я каталась во дворе, мальчишки отняли технику. Саша пошел разбираться. Не знаю, какие слова он произнес, но ребята быстро вернули велосипед… Твердый характер у Саши был в маму. Только с одной слабостью справиться не мог — любовью к сладкому. Мама покупала дефицитную сгущенку, а он тихонько делал в банке дырочку, пил и ставил на место как ни в чем не бывало. Ругать его было бесполезно…»

Когда Саше было 11 лет, семья переехала на Светотехстрой. Здесь он продолжил учебу в школе № 38. Классным руководителем стал молодой учитель русского языка и литературы Михаил Гришин. «Саша сразу привлек мое внимание, — рассказывает педагог. — Он всегда улыбался! Я даже поначалу думал, что с ним что-то не так… Бывало, скажу: «Сашка, я тебе сейчас двойку поставлю!» А он с улыбкой отвечает: «Ставьте, Михаил Васильевич! Она же мне на здоровье не повлияет…» Или другой момент: захожу в класс, а доска вся в мелу. Спрашиваю, кто староста. А Саша уже вскакивает из-за парты и несется мыть тряпку. Я долго к такому поведению привыкал, пока ребята не пояснили: «Саша во всем такой! Всегда старается помочь…» Через год мы с помощью учеников оборудовали класс. За лето поставили две кирпичные стенки, оштукатурили, поклеили обои, повесили занавески. Саша особенно отличался. Работал аккуратно, на совесть… Принесли киноаппарат «Украина» и смотрели фильмы. Получилось что-то вроде домашнего кинотеатра. 1 сентября вся школа пришла на него смотреть! Учеба давалась Саше тяжело, но он старался. Чтобы что-то запомнить, ему нужно было несколько раз повторить материал. Зато изъяснялся грамотно и просто. Очень любил читать. Частенько приходил на занятия невыспавшимся и говорил: «Не ругайтесь! Я «Евгения Онегина» прочитал… Потрясающая книга!» Ему нравились романы 19–20 веков, но любимым произведением был «Тимур и его команда» Гайдара. В то время все ребята были так воспитаны — сначала думать о Родине, а уж потом о себе. Для них было важно стать людьми в нравственном смысле слова. Основной костяк, куда входил Саша, мы в шутку называли «четыре мушкетера». Они всех организовывали вокруг себя… У нас был замечательный, дружный класс. Мы с учениками бегали по утрам. Летом ходили купаться на пруд. Я хотел, чтобы они росли сильными и здоровыми. Ребята частенько приходили ко мне в гости. Мы подолгу чаевничали, разговаривали обо всем на свете… После 9-го класса многие ушли в училища, в том числе Саша. Но все равно встречи у меня дома остались доброй традицией…»

Александр поступил в Саранский техникум электронных приборов на специальность «производство изделий электротехники». Учился хорошо. Там познакомился с Александром Бояркиным, который стал его близким другом. «Мы как-то спонтанно стали общаться, — вспоминает приятель. — В то время начался расцвет криминальных группировок, но мы не хотели иметь к ним отношения. Большая заслуга в этом военрука Евгения Мишкина, который воспитывал в нас любовь к Родине. Мы готовились к армии, а не к уличной войне… Саша был очень открытый и жизнерадостный, мог поднять настроение в любой ситуации. Занимался карате, но никогда не показывал свое преимущество перед нами. Мы частенько ночевали друг у друга… Одним словом, были простыми саранскими ребятами. Ходили на дискотеки, пели песни Цоя в подъездах под гитару…»

Армия
8 декабря 1993 года Саше исполнилось 18 лет, а через три дня его забрали в армию. Парень даже не успел получить диплом — до конца учебы оставалось полгода… «Папа всегда говорил: «Кто в армии не бывал — жизни не видал! Каждый мужчина должен через нее пройти! — рассказывает сестра Ольга. — Естественно, у Саши даже мысли не возникало, что можно откосить, хотя такие среди знакомых уже были. Брат мечтал об армии и даже специально готовился, занимался парашютным спортом в Саранском летном училище, чтобы попасть в воздушно-десантные войска…» Проводы прошли скромно, по-семейному. Пришли близкие друзья и родственники. Неожиданно Саша сделал шокирующее заявление: «После армии женюсь!» Представил собравшимся невесту — одноклассницу Татьяну. Никто и подумать не мог, что у ребят роман! Через несколько часов Саша уехал на сборный пункт в Рузаевку, но на следующий день неожиданно вернулся — не хватило вагонов для отправки. Еще неделю призывник провел дома, а потом был направлен в Ивановскую дивизию ВДВ. Об этих войсках он мечтал с детства. Мать Райвега Джумаевна ездила к сыну на присягу…

Десантник
Осенью 1994-го Александр написал письмо из Северной Осетии. Дивизия готовилась к вводу в Чечню. Бойцы проходили ускоренную подготовку. Но солдат умолчал об этом, решив не расстраивать родственников. «Здравствуйте, мои милые! — писал он. — Со мной все хорошо, жив-здоров. Извините, что долго не писал, не было времени. В Иваново больше не пишите, меня там нет. Я нахожусь на учениях. Говорят, 3 месяца будут длиться. Адрес свой не знаю, буду писать сам, да и то редко. Вы не волнуйтесь, если письма не будет по месяцу и два, а то и три. Через полгода буду дома, так что можете уже готовиться к свадьбе потихоньку. Командир роты говорит, что после учений получу звание сержанта, так что приеду домой при погонах с тремя лычками… Да, мои дорогие, я совсем забыл, что скоро Новый год, я вас очень люблю и поздравляю с праздником, желаю всего наилучшего в жизни. Мам, прости меня за короткое письмо, писать больше не могу, наполовину сплю. Передай привет Ольге с Сашкой, крестне и крестникам, вообще всем нашим родным и близким. До свидания…»

В ноябре Александр неожиданно приехал в отпуск — подтянутый, стройный, настоящий десантник. Был немного грустным, будто прощался. Навестил бабушку в деревне, зашел к друзьям. На отпуск пришелся день рождения. Солдат не просил никаких подарков, сказал: «Самый дорогой подарок — быть дома, рядом с вами…» Родным сказал, что собирается в Сербию служить по контракту. «Обещал на заработанные деньги купить родителям мягкую мебель, о которой они давно мечтали, — продолжает Ольга. — Они сами не могли сделать такую покупку в 1990-е… Мама предлагала сделать Саше больничный, чтобы продлить отпуск, но тот отказался. Сказал: «Как я буду тут отдыхать, когда мои товарищи тоже в отпуск хотят? Поеду…» О том, что едет в Чечню, сказал только друзьям по училищу. «Саша весь отпуск ходил в военной форме и берцах, мы дико ему завидовали, — говорит Александр Бояркин. — Нам хотелось быть таким, как он! Сказал, что его полк находится в боевой готовности для входа в Чечню, поэтому торопится назад. Боялся, что без него начнут воевать… Он стремился попасть на войну, которая еще не началась и о которой никто ничего не знал…» Перед отъездом Саша заглянул к любимому учителю Михаилу Гришину. Пришли остальные ребята. Посидели уже по-мужски, со спиртным. Да и темы беседы к тому времени изменились… Разговаривали о жизни, о ситуации в стране и мире. Затронули мятежную Чечню. Саша рассказывал, что в армии ему нравится. Что собирается ехать в миротворческие войска на Балканы. Я почувствовал неладное и вывел его в коридор, — вспоминает Гришин. — Сказал: «Брось эти мысли! Ты нужен здесь, живой и здоровый. Деньги и тут можно заработать!» Но Саша был тверд: «Я уже точно решил! Времена тяжелые настали…» Я понимал, что Саша идет туда не ради денег, не такой он был человек. Хотя родителям, конечно, хотел помочь материально. В первую очередь его тянуло на войну чувство справедливости и желание помочь другим. Он хотел защищать людей. И видел все в наивном свете. Он был так воспитан, не мог иначе… Я представить не мог, что вижу его последний раз, хотя было плохое предчувствие…»

Чечня
Тем временем командование готовилось к штурму Грозного. Разрабатывались планы, продумывались стратегии наступления. Генералы предполагали взять столицу Чечни без боя. Никак не ожидали, что встретят жесточайшее сопротивление боевиков…
11 декабря 1994 года федеральные войска вошли в республику. Завязались кровопролитные бои… А вскоре Саша прислал письмо своей возлюбленной Татьяне. Это была его последняя весточка… «Нас отправили в Северную Осетию. Рядом граница с Чечней. Как приехали сюда, надели «бронники» и даже спим в них. Хоть каски на ночь снимаем. Живем в палатках, в них так холодно, мы еще на улице целый день, мокрые, голодные… Пока расположились не то у города Моздок, не то у военного аэродрома. С него ведется бомбардировка Грозного, а мы его охраняем, так как чеченцы давно хотят взорвать склады боеприпасов. А здесь ракеты мощные. Наш полк находится пока в резерве… Мы в Чечню поедем, если наши понесут большие потери. Рядом с нами стоял в резерве ульяновский полк, 18-го их отправили в Чечню. Там уже 45 человек убили и 15 тяжело ранили. Парни с передовой приезжают и говорят: бои идут тяжелые, с потерями. В окопах сидят по двое-трое суток, голодные, измученные, мокрые. Хорошо, снег выпал — они хоть начали чай кипятить. А чеченцы хитрые — все уходят в горы, а мы не привыкли вести бой в горах, да еще в чужих, где каждый камень против тебя…» По телевизору пошли сообщения о боевых действиях в Чечне. Семья Чамбуловых не отрывалась от экрана. Когда показывали штурм Грозного, мама плакала: «И наш Саша там!» Словно что-то предчувствовала…

Штурм
13 января командование поставило задачу — взять здание Совета министров и выйти к дворцу непризнанного президента республики Джохара Дудаева. Из подвала высотки ко второму объекту вел подземный ход, который прорыли боевики. Они держались за это здание изо всех сил. Десантники дважды штурмовали Совмин и получали решительный отпор. Лишь спустя несколько часов, понеся огромные потери, российские солдаты прорвали оборону. Боевики находились в выигрышном положении. Рассредоточились по всему зданию, наносили удары сверху, из коридоров и даже из подвалов. Вошедших солдат обстреливали из гранатометов, пулеметов, автоматов. Рушились межэтажные перекрытия, лестничные пролеты, стены… Десантники разделились. Группа Чамбулова направилась в правое крыло. Александр шел первый. Боец словно торопился поскорее выбить боевиков, чтобы выполнить приказ. Под широким шагом неожиданно натянулась проволока. Растяжка… «Граната, пацаны!» — только и успел крикнуть солдат. Взрыв сбил с ног. Но его предупреждение спасло жизнь другим — товарищи успели уклониться… Осколки изрешетили Сашу. Вынести его не было возможности — боевики поливали шквальным огнем. Поэтому Чамбулова пришлось оставить. На следующий день солдаты его навестили — перевязали раны и перенесли под лестницу. «Потерпи, браток, скоро за тобой вернемся, — заверили они. Александр лишь кивнул и попытался улыбнуться… 18 января Совмин был взят. Сашу нашли уже мертвым. Из перерезанного горла сочилась кровь… От десантного батальона, состоявшего из 800 бойцов, в живых осталось только 45. Дудаев приказал не брать десантников в плен, а убивать на месте. Сказал при этом: «Героям — геройская смерть!»

чамбулов

После смерти
Через несколько недель Чамбуловы получили похоронку. «Уважаемый Николай Михайлович! Ваш сын, проявив стойкость и мужество, погиб 13 января при выполнении правительственного задания в Республике Чечня. Выражаем глубокие соболезнования». Первым прочитал отец, пошел к жене на работу. Та сразу все поняла… «Мама стойко восприняла известие. А отец плакал тайком…» — вспоминает Ольга. На две недели семья Чамбуловых замерла в страшном ожидании. Одноклассники, родственники, знакомые не оставляли семью наедине с горем. «Груз-200» привезли к подъезду на КамАЗе. Военные не разрешали открывать гроб. В стране уже были известны случаи, когда родителям привозили из Чечни тела не их родных сыновей. «Как только мы посмотрели в окошко гроба, сразу поняли, что это Саша, — плачет Ольга. — Рот у брата был немного приоткрыт. Мы узнали его по широким зубам…» Похоронить Александра решили в нижегородской деревне Симбухово, где жила его бабушка. Школа и училище выделили автобусы. Прибыв на место, родственники все же уговорили сопровождающего открыть гроб. «Брат лежал в чистой военной форме, — вспоминает сестра. — Только голубого берета не было при нем… Зато сохранился молитвенный пояс, который мама повязала Саше еще в детстве…»

В феврале из министерства обороны пришло письмо, в котором сообщалось, что за проявленные мужество и отвагу при выполнения боевого задания Александр Чамбулов указом Президента России № 151 награжден посмертноорденом Мужества. «Подвиг вашего сына всегда будет ярким примером беззаветного служения Родине и российскому народу…» — сказал военный комиссар Пролетарского района Саранска Казаков. Он вручил родителям награду. На полученную от гибели Александра компенсацию они сразу купили мягкую мебель — в память о сыне…

«Когда я забеременела, УЗИ показало, что на свет появится мальчик, — говорит сестра Ольга. — Мама сказала: «Давай Сашей назовем… Фамилия наша, а отчество дадим папино». Я согласилась. И теперь у нас в семье растет еще один Александр Чамбулов…»

После гибели ученика педагог Михаил Гришин уволился из школы и устроился в республиканское МВД. «Я решил продолжить дело Саши — поддерживать мир и порядок в стране, — говорит он, вытирая набегающие слезы. — В это время их параллельный класс резко двинулся в «конторщики», даже закидывали учителей кирпичами. А наши ребята выстояли…» Спустя несколько лет Гришин перешел на должность педагога в ДОСААФ. Здесь он проводит для будущих солдат теоретические занятия по вождению. Но до сих пор не забывает свой класс и особенно Сашу Чамбулова. «Вспоминать тяжело, — говорит педагог срывающимся голосом. — Если бы не война, Саша стал бы человеком с большой буквы…»

Отец героя Николай Чамбулов умер в 2006 году от рака легких. Мать Райвега ушла из жизни через полгода. У женщины во сне остановилось сердце. Ольга осталось одна… «Если бы Саша был жив, все было бы по-другому, — говорит она. — Может, и отец не пил бы так сильно… Он все переживания в себе держал… Думаю, из Саши получился бы прекрасный муж и замечательный отец! Он очень любил детей… До сих пор неизвестно, в какой день умер брат.