Ивановская область

5 Декабря 15:22

Щербаков Алексей Анатольевич, ветеран Афганской войны

щербаков лётчик фурманов


Кавалер ордена Красной Звезды, капитан Щербаков Алексей Анатольевич, командир вертолета.

Алексей Анатольевич Щербаков — военный летчик 3-го класса, командир вертолета, уроженец города Фурманов Ивановской области.

В период с 23 апреля 1987 года по 4 августа 1988-го он, выполняя интернациональный долг в Республике Афганистан в должности командира вертолета Ми-24, совершил 423 боевых вылета, налетал 337 часов.

За мужество и героизм награжден орденом «Красной Звезды».

красная звездавоину-интернационалисту

Из воспоминаний ветерана:

«Не бойся, все будет хорошо. Испугаешься — собьют», — эти, на первый взгляд, простые, но мудрые слова Алексею Щербакову сказал его дед, когда узнал, что внука направляют в Афганистан. С тех пор прошло более двадцати лет, а напутственные слова летчик вспоминает и сегодня.

…Ждать отправления долго не пришлось. Это произошло первого марта 1987 года. Стоял ясный солнечный день. Все жители военного городка жили в ожидании весны.

Военнослужащих первой эскадрильи в полном составе на военно-транспортном самолете ИЛ-76 направили в город Каган, где находился центр подготовки советских солдат перед службой в Афганистане.

Нельзя сказать, что это было неожиданностью для молодого лейтенанта. На то он и военнослужащий, чтобы быть готовым ко всему в любой момент и в любых условиях.

— Мы, уже заканчивая Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, знали, что нам предстоит служить в Афганистане, — рассказывает Алексей Анатольевич, — только было неизвестно, когда точно это произойдет. И вот этот день наступил. Прихожу домой, а жена спрашивает:

— В какую эскадрилью попал?

— В первую, — отвечаю.

— Значит, в Афганистан.

— Там, в военном городке, где мы служили, — смеясь, вспоминает мой собеседник, — женщины все знали, порой даже больше, чем командир полка.

В центре подготовки молодых летчиков учили выполнять поставленные задачи по ведению воздушной разведки, высадке и эвакуации разведгрупп, уничтожению наземных целей в горно-пустынной местности. Все это проходило быстро, организованно, так как пополнению предстояло заменить тех, кто оказался в Афганистане раньше.

31 марта 205-я отдельная вертолетная эскадрилья ВВС 40-й общевойсковой армии, кроме шести экипажей, прибыла в город Кандагар для дальнейшего прохождения службы. Алексей и одиннадцать его товарищей остались в Когане еще на двадцать дней для дальнейшей подготовки, хотя им хотелось быть вместе со всеми.

Однако время прошло быстро, и 23 апреля все двадцать летчиков на двух вертолетах МИ-8 перелетели на аэродром в Кундуз республики Афганистан. Первые впечатления от пересечения границы — как «небо и земля». Внезапно все попали из мирного времени в военное, из цивилизации — в почти что каменный век. Здесь же, в Кундузе, они в первый раз услышали длинные автоматные и пулеметные очереди. При этом вызвало удивление то, что на аэродроме на происходящее никто не обращал внимания. Для всех это были простые будни.

Затем, 24 апреля, на самолете АН-24 двенадцать летчиков перелетели в Кандагар. Там находилось наше командование. Ребят распределили по отрядам. Лейтенант Щербаков был направлен в Шахджой. Здесь располагались батальон спецназа, батальон боевого охранения, вертолетный отряд, состоящий из двенадцати экипажей и аэродромная рота обеспечения.

— Если быть точнее, то наш летный отряд находился между Газни и Кандагаром, до которого было100 километров, и 100 — до границы с Пакистаном, — продолжает рассказ Алексей Анатольевич. — Основными задачами отряда были: досмотр караванов, высадка и эвакуация разведгрупп, уничтожение банд, ночная воздушная разведка, контроль границы с Пакистаном.

Из этой страны душманы на караванах доставляли оружие в Афганистан. Дорога проходила меж гор. Передвигались порой на верблюдах, но чаще — на двух-трех машинах «Тойота». Догнать их было достаточно трудно.

— Как же вам удавалось справляться с поставленными задачами?

— Заметив двигающийся караван, мы сначала с воздуха заставляли его остановиться, просматривали, насколько безопасно это место, и примерно в километре от него вертолеты МИ-8 высаживали спецназ для досмотра. Если встречали сопротивление, то караван сразу уничтожали. Если все было спокойно, то после проверки документов он продолжал свой путь.

Первый боевой вылет Алексей выполнил 3 мая 1987 года на воздушную разведку местности и десантирование разведгруппы. К сожалению, тогда возникли небольшие сложности с ориентировкой в горной местности. Поэтому командиру экипажа пришлось учить молодых летчиков ориентироваться в горах.

На рассвете следующего дня два МИ-8 с досмотровой группой и двумя МИ-24 в качестве боевого прикрытия очень профессионально провели разведку местности. В результате чего в одном кишлаке удалось обнаружить машины с оружием. Они были уничтожены вместе с членами банды.

За время службы вашим отрядом было проведено много различных операций. Какая, на Ваш взгляд, оказалась самой сложной?

— Боевая операция по ликвидации банд мятежников в районе восточнее населенного пункта Дури, которая проходила 31 октября 1987 года. Нам необходимо было забрать свою разведгруппу с точки, где она работала. Вечером высадили спецназовцев на обозначенный квадрат. Они пешком добрались до места, где должен был пройти караван, устроили засаду и ночью уничтожили его вместе с оружием. После этого вызвали нас. Мы только собрались на вылет, как нам сообщили, что у группы все спокойно и забрать ее можно на рассвете. В назначенное время мы подлетели к месту их нахождения. На наши запросы никто не отвечал. Значит, есть какая-то опасность. Мы покружились, а потом сделали вид, что разворачиваемся и возвращаемся на аэродром. Сами же, обойдя горы с другой стороны, на максимальной скорости вернулись в нужный квадрат. Оказалось, с той стороны, откуда мы должны были зайти, стоит зачехленное орудие, нацеленное в нашем направлении. Мы же перехитрили «духов» и появились с противоположной стороны. Они явно такого не ожидали и начали отчаянную стрельбу. Мы постарались их уничтожить, но это удалось не сразу. Пришлось еще несколько часов вести ожесточенную борьбу с мятежниками под их интенсивным огнем. Часть «духов» скрылись в ущелье, и к ним пришла помощь со стороны расположенной недалеко базы с оружием. В результате боя было уничтожено много техники и боеприпасов, около 80 бандитов, в том числе и командующий объединенными отрядами мятежников этой провинции, а также захвачено оружие и снаряды.

Как позднее выяснилось, душманы хотели захватить нашу колонну, которая шла из Кабула в Кандагар со снарядами для всех видов вооружения и топливом. Поэтому они и стянули сюда большие силы. Так что бои были действительно тяжелыми.

Нелегко пришлось тогда нашим воинам. Под усиленным огнем мятежников, рискуя жизнью, проявляя мужество и героизм, они сорвали планы бандитов по захвату нашей колонны, уничтожив их, успешно провели эвакуацию раненых и погибших членов разведгруппы спецназа №723.

За выполнение этой операции Алексей Анатольевич Щербаков был награжден орденом Красной Звезды. Двое его товарищей также получили ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Высокое звание Героя Советского Союза получил командир роты спецназа, а один из солдат был удостоен его посмертно.

— А как к вам относились простые жители Афганистана?

— По-разному. С некоторыми людьми в Кандагаре общались нормально. С окрестными селянами жили мирно. Вспоминается такой случай. Как-то в соседнем кишлаке обосновалась банда. Мы в это время возвращались с задания, запросили разрешение на посадку. В ответ слышим, что посадка запрещена, аэродром обстреливается. Указали квадрат нахождения бандитов. Было принято решение отправить «восьмерки» в зону ожидания. Предприняв отвлекающий маневр, мы сумели засечь местонахождение бандитов, и начали работать на их уничтожение.

Через некоторое время стало тихо. Решили сажать вертолеты. Сначала сели «восьмерки», затем МИ-24, а уж потом и мы. Уже заходили на посадочный курс и вдруг увидели, как справа и слева начали взрываться ракеты. Нам все-таки удалось сесть на аэродром, но обстрел продолжался. Ракеты в нас пускали фосфорные — все сверкает, горит, раздаются пронзительные взрывы. Мы зарулили на стоянку и укрылись за бруствером (насыпь из земли), и тут я сообразил, что совсем рядом, за вертолетом, где рвутся ракеты, находится бомбо-склад. Нам пришлось быстро ретироваться оттуда. Тогда бандиты положили около ста ракет, к счастью, взлетные полосы они не задевали, но заставу накрыли. Хорошо, что она была надежно укреплена и все, кто там находился, смогли спрятаться. Пришлось нам обращаться за помощью. Когда вернулись в Кандагар, зашли к летчикам, объяснили им ситуацию, договорились, как будем действовать.

Вечером группа вертолетов под прикрытием пары СУ-25 ушла с аэродрома на досмотр караванов. Через десять минут начался обстрел аэродрома. Самолеты вернулись и бомбовым ударом уничтожили ракетные установки душманов.

Бывало, что и сами афганцы обращались к нам за помощью. Летим однажды из Шахджоя в Кандагар, слышим в эфире, что идет бой, и позывные нашей эскадрильи.

Подлетаем, внизу видим речку, а в берегах — пещеры. Рядом мост, через который караваны ходят на Кабул. Под мостом бандиты спрятались. С воздуха увидеть их было очень трудно. На зачистку отправились МИ-24. Оказалось, что там было человек двадцать. Затем высадили группу досмотра. Она прочесала все вокруг, забрала оружие, и мы полетели в Кандагар. Так бандиты поплатились за свои деяния. Потом нам рассказали наши бойцы:

— Пришли афганцы и сказали, что по дороге в Кабул банда грабит все караваны, которые идут мирно, везут продукты, товары, из кишлака в кишлак переезжают — всех грабят. Вот и пришлось помогать.

Поэтому не случайно многие наши военнослужащие, в том числе и Алексей Анатольевич Щербаков, награждены медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

Исполняя свой служебный долг на территории Афганистана, проявляя мужество, стойкость и героизм, Алексей Анатольевич за период с 23 апреля 1987 по 6 августа 1988 года налетал 280 часов, выполнив 320 боевых вылетов. Не раз он чудом избегал гибели, когда снаряды и ракеты рвались прямо около него, когда его вертолет прошивали пули.

— Когда и с каким чувством Вы покидали Афганистан?

— В июне 1998 года начался плановый вывод советских войск и мы оказались в числе первых, передав свой аэродром Народной армии этой республики. Сами же перелетели служить в Кандагар, дальше нас направили в Лешкаргах, затем в Фарахруд и, наконец, в августе все отряды 205-й отдельной вертолетной эскадрильи собрались на аэродроме Шиндант для перелета в СССР на аэродром Мары. Перелетели границу ночью. Это была самая прекрасная ночь и самый радостный полет, даже несмотря на то, что в горах перед Гератом нас обстреляли.

— Как Вы считаете, служба в Афганистане как-то повлияла на Ваш характер?

— Пройдя такой ад, лучше понимаешь, что человеческая жизнь ценнее всего на свете, и становишься добрее по отношению к окружающим.

— На «гражданке», как выражаются военные, Вы чем занимаетесь?

— Сейчас я инструктор по вождению автомобиля. Использую для этого свою машину. Свободное время провожу на даче, езжу на рыбалку. На природе отвлекаешься от всего, отдыхаешь душой.

Встречаясь с такими людьми как Алексей Анатольевич Щербаков, всегда удивляешься, насколько по-разному складывается судьба наших земляков, иногда вот так — сложно, ярко, необычно. И еще раз убеждаешься, что наши современники — мужественные, смелые, ответственно выполняющие служебный долг в «горячих точках», в зонах боевых действий, в то же время, скромные, уравновешенные, простые в обычной жизни, достойные сыны своих отцов и дедов, настоящие патриоты своей страны.