Иваново Помнит

Ивановская область

20 Сентября 21:30

Голубев Павел Леонидович, воин-интернационалист


Рядовой Голубев Павел Леонидович, механик-водитель танка.

Родился 08.02.1940 года в деревне Ванино Заволжского района Ивановской области.

Призван в ряды Вооруженных Сил СССР 12 ноября 1961 года.

В 1962 году исполнял интернациональный долг в составе группы советских военных специалистов в Республике Куба.

Обыкновенный деревенский паренёк

П.Л. Голубев родился 8 февраля 1940 года в деревне Ванино Заволжского района. Здесь же он провёл своё детство. Думал ли тогда любознательный мальчишка, что судьба забросит его на далекий, многим тогда неизвестный  остров с красивым названием – Куба и он станет причастным к событиям мирового масштаба? Нет, он был обыкновенным деревенским пареньком. Рано начал работать, впрочем, как и многие мальчишки его возраста, «дети войны». 

12 ноября 1961 года  Павел  получил повестку из военкомата. На гражданке он был трактористом, его сразу определили в танковую роту. Рядом с ним служили молдаване и украинцы, узбеки и армяне – молодые люди со всего Советского Союза. Именно тогда зарождались дружеские связи, которые и после службы крепли и развивались.

Тем временем

1 января 1959 года Фидель Кастро объявил о победе революционного движения на Кубе. Осознавая опасность со стороны США, кубинское правительство должно было в кратчайшие сроки вооружить свою армию. Поставщиками оружия могли стать только Советский Союз и страны социалистического содружества. Кремль решил поддержать Ф. Кастро. Эта поддержка сделала региональный кризис глобальным. 20 мая 1962 года на заседании Совета обороны СССР по инициативе Хрущёва решено разместить на Кубе группу советских войск с ядерными ракетами. Сопутствующим обстоятельством послужило развёртывание Соединенными Штатами ядерных ракет вблизи границ СССР – в Турции и Италии.

«Едем защищать свободу Кубы!»

Июль 1962 года Павел Леонтьевич запомнил на всю жизнь. Солдаты погрузили на платформы технику: танки, самоходные пушки 100-миллиметрового калибра, личный состав разместился в вагонах и отправился. Куда ехали? Зачем? Никто не знал.  Атмосфера была очень серьёзная: дежурные по вагонам строго следили, чтобы солдаты не смогли передавать записки, не разрешали писать письма. Все  тайком строили предположения, большинство из которых потом не оправдалось.

Прибалтийский портовый городок Лиепая. Примерно 10 дней молодые солдаты находились в состоянии неопределённости. И только когда забрали все документы, приказали сдать военную форму, а взамен выдали новую, гражданскую, все убедились: операция будет строго секретная. Было приказано обращаться друг к другу только по имени, «товарищ офицер» не называть  — это было особенно непривычно, и потому поначалу трудно.

Наконец получили приказ: начать подготовку танков к погрузке на корабль. Это был сухогруз «Алапаевск» — огромное судно, показавшееся ему, двадцатилетнему парню из русской глубинки, размером с десятиэтажный дом.  На палубе  находилось 20 грузовиков, перевозивших  подразделения 51 ракетной дивизии. Машины на палубе закрыли тентами, и до посадки на корабль никто так и не догадался, что точкой высадки станет далёкий остров в Карибском море. И только когда сухогруз отошёл, было объявлено: «Товарищи, мы едем защищать свободу Кубы!»

Ехали 15 суток в обстановке строжайшей секретности.  Было очень тяжело: температура в трюме было высокой, духота, воздуха почти нет. Кормили два раза в день: банка тушёнки и проспиртованные сухари, похожие на пластилин, многие продукты быстро испортились.

Эти две недели запомнил на всю жизнь

На Кубе мы высадились в городе Сантьяго-де-Куба – в самой южной точке острова. Разгружали, конечно, тайно, ночью. Выгрузка производилась судовыми кранами. Выдали автоматы взамен личных пистолетов, затем погрузили на машины и стали разъезжаться небольшими группами по местам дислокации.

Монтировали оборудование. Было очень жарко, акклиматизация проходила тяжело. Сорокоградусная жара, москиты, от которых трудно было спастись.   Занятия и проверка техники проводились только ночью и в условиях маскировки. Хорошо, что палатки ставили на цементную заливку, которая давала хоть немного прохлады. На кровати устанавливали москитные сетки. К тому же начались непрерывные тропические ливни. Для просушки техники открывали люки и подставляли их под прямые лучи солнца.

Тем временем

Руководство США, естественно, не могло не заметить переброску вооружения на Кубу.22 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди обратился к американцам с сообщением о введении карантина Кубы. Военные советники Кеннеди пытались убедить его отдать приказ о вторжении на Кубу. Кеннеди уже не отвергал категорически такое развитие ситуации, однако не оставлял надежды на мирное разрешение. Принято считать, что «чёрная суббота» 27 октября 1962-го — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

Эти две недели, которые весь мир знает  как Карибский кризис, П.Л. Голубев запомнил на всю жизнь. Мировая трагедия миновала.

Реализация планов по мирным договорённостям заняла много месяцев. В конечном счёте, СССР убрал с Кубы ядерное оружие. США не покушались на нее. А чуть позже в Турции были демонтированы натовские ракеты как «устаревшие».

Слушая воспоминания П.Л. Голубева и читая исторические материалы, мы увидели, что человечество действительно было в одном шаге от Третьей мировой — ядерной войны. Что могло произойти, если бы в 1962 году наши ракетные войска не были размещены на Кубе – об этом историки и политики спорят до сих пор. Карибский кризис продемонстрировал всю опасность ядерного оружия и недопустимость использования его в дипломатических переговорах.

Из-за тяжёлых условий службы на Кубе погибло 57 советских военных. Об одной из таких трагедий Павел Леонтьевич вспоминает: «Сезон тропических ливней. Шторм. За несколько часов река вышла из берегов. Солдаты оказались к этому не готовы, они мирно спали, так как к шуму ливневых дождей уже привыкли. Большинство из тех, кто выбежал из палатки, когда вода начала заливать пол, оказались практически без одежды. Колючие кустарники, через которые нас несло, царапали тело. Пять суток мы ждали помощи без воды и без еды. Во время этого урагана погибло пять военнослужащих СССР».


При создании страницы воина-интернационалиста Голубева П.Л. использованы материалы сайта Заволжцы.РФ