Ивановская область

26 Сентября 07:01

Захват укрепрайона «горы Хадигар» (04.02.1986)


4 ФЕВРАЛЯ-ПАМЯТНАЯ ДАТА.
⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐⭐
Захват укрепленного района «горы Хадигар»
4 февраля 1986 года генерал-лейтенант Гусев, возглавивший операцию, поставил задачу всем ее участникам. Для обеспечения скрытности 70 омсбр начала вытягивать колонну боевой техники с наступлением сумерек, а не в светлое время суток, как это было обычно.
В полночь передовой отряд 173 ооСпН начал движение. Вслед за ним выдвинулась колонна подразделений 70 омсбр. Первоначально она двигалась по шоссе Кандагар – Чаман в направлении Пакистана. Механики-водители передового отряда, имевшие богатый опыт ночного вождения, ехали, не включая фар. Вся остальная колонна шла с включенным фарами.
Пройдя примерно 50 километров, передовой отряд свернул влево с дороги и двинулся на север по пересеченной местности. Важную роль в выполнении задачи передового отряда сыграло отличное знание района действий старшим лейтенантом С.Кривенко.
В 7.40 передовой отряд прибыл в назначенную точку, о чем было доложено на ЦБУ. Оттуда сообщили, что для организации передового КП и непосредственного управления ходом операции вылетел командир 173 ооСпН капитан Бохан. В 8.00 начался артобстрел позиций моджахедов. В строгом соответствии с замыслом операции в 8.30 артобстрел прекратился, и начала работать авиация. К этому времени прибыл и капитан Бохан.
В 9.00 сразу за последним БШУ восемь вертолетов Ми-8МТ с десантом на борту, пользуясь тем, что расчеты средств ПВО в это время находились в укрытиях, беспрепятственно осуществили высадку десанта.
Всего было высажено четыре группы спецназначения, которые в коротком бою подавили слабое сопротивление противника и захватили ключевые позиции в укрепленном районе «Горы Хадигар». Часть мятежников, находившихся в ущелье, была уничтожена, а часть поспешно отошла в юго-восточном направлении. Бой прекратился к 9.30. После этого десантно-штурмовому батальону была дана команда войти в ущелье и произвести его тщательный осмотр для выявления складов, позиций и других элементов инфраструктуры укрепрайона.
Однако информация о том, что укрепленный район уже захвачен спецназом, до командиров рот не была доведена. Поэтому батальон начал действовать, как обычно при захвате: одна рота пошла по левому склону, другая по правому, а еще одна рота начала движение по дну ущелья. Общие частоты взаимодействия, а также сигналы взаимного опознавания до командиров рот и взводов также не были доведены. Из-за этого рота, которая шла по правому склону натолкнулась на группу, которой командовал лейтенант Марченко.
Десантники, обнаружив на горе людей, приняли их за противника и открыли огонь. В результате получил ранение один из разведчиков. Ни попытка связаться по радио, ни подача световых сигналов «Я свой» ни к чему не привели. На разведчиков обрушился шквал огня. Спецназовцы связались с передовым КП с просьбой выйти на связь с командиром десантно-штурмового батальона. Но тот ушел из эфира и на запросы не отвечал.
Когда десантники подошли ближе, на них обрушился… отборный русский мат. Это наконец смогло их остановить и заставить задуматься. Спустя некоторое время они задали вопрос: «Вы кто?» Когда же поняли, что это спецназ, с удивлением спросили: «А что вы здесь делаете?» Им ответили в максимально доступной форме, после чего заставили связаться со своими и предупредить, что на высотах также работает спецназ. Только после этого бойцы спустились вниз и приступили к досмотру и разгрузке ущелья.
Трофеев было настолько много, что в первый день загрузить их на автомашины не удалось. Для того чтобы исключить вероятность возвращения моджахедов в ущелье под покровом темноты на занятых позициях были оставлены три группы спецназа.
Однако эту информацию командование 70 омсбр также не довело до своих офицеров. В результате около 21.00 позиции одной из групп подверглись обстрелу из гаубиц Д-30. По счастливой случайности никто не пострадал. Попытка связаться с артиллеристами по радио для прекращения огня ни к чему не привела. Только личное вмешательство капитана Бохана, прибывшего на броне, помогло прекратить огонь.
На следующий день вывоз трофеев возобновился. В 17.00 колонна боевой техники начала движение в пункт постоянной дислокации по несколько измененному маршруту. Утром захваченные трофеи были выставлены на плацу 70 омсбр перед зданием штаба.